науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы знаете,
кто я такой, не так ли? Так чем вы занимались, когда я позвонил?
- Пили кофе на кухне.
- Тогда разрешите присоединиться к вам.
Лакею ничего другого не оставалось, как провести Мегрэ на кухню и
объявить кухарке и шоферу: "Инспектор желает выпить с нами чашку кофе".
Шофер Арсен сидел в расстегнутой серой униформе. Кухарка оказалась
очень толстой пожилой женщиной.
- Не обращайте на меня внимания, друзья. Я мог бы вызвать вас в
участок, но зачем беспокоить вас по пустякам. Не надо застегиваться,
Арсен. Никаких формальностей... Кстати, как случилось, что позавчера вам
дали выходной? Вас всегда отпускают по пятницам?
- Да нет. В то утро хозяин ни с того, ни с сего заявил, что в
воскресенье мне придется поработать, так как он собирается съездить на юг.
Поэтому мне лучше бы отдохнуть в пятницу.
- Значит, в тот день месье Филипп сам правил машиной?
- Да. Я думал, ему машина не понадобится, а потом гляжу, он на ней
ездил.
- А как вы узнали?
- Внутри грязь осталась.
- В тот день не было дождя. Значит, он выезжал за город?
- Понимаете, у нас город небольшой. Отведешь несколько сот метров, и
ты уже в поле.
Мегрэ повернулся к лакею.
- А вы где днем были?
- В буфетной. Я позавчера чистил столовое серебро.
- Вы не помните, во сколько мадам Круазье ушла из дому?
- Около четырех. Как всегда. Она ходила к зубному, а он живет рядом.
- А как она выглядела?
- Как всегда хорошо. Она очень хорошо сохранилась. И такая была
веселая. Никогда не пройдет мимо, не поговорив.
- А в тот раз что она сказала?
- Ничего. Она просто крикнула мне: <Пока, Виктор>.
- К дантисту она ходила пешком?
- А она машинам не доверяла. Даже из Байе приезжала на поезде.
- А где же в то время была машина?
- Не могу сказать.
- Но не в гараже?
- Нет, месье. Месье и мадам уехали сразу после обеда. Они вернулись
через час, но, наверно, оставили машину за углом. Они никогда не ставят ее
у входа - здесь слишком узкая улица. А ставят за углом. Из буфетной ее не
было видно.
- Итак, вы говорите, что месье и мадам вернулись часа в три. А через
час, около четырех, мадам Жозефина Круазье ушла из дому. Ну и что было
потом?
- Потом приходила мадемуазель Сесиль.
- Во сколько?
- Десять минут пятого. Я сказал ей, что тетушки нет дома, и она ушла.
- И кто-нибудь видел ее, кроме вас?
- Никто.
- Ну и дальше?
- Месье ушел. В четыре двадцать пять. Я заметил время, потому что он
уходил обычно попозже.
- Он ничего не нес в руках?
- Ничего.
- И он вел себя нормально?
- Разумеется.
- Ну, продолжайте.
- Я как раз начал чистить ножи... Да. Тогда все и случилось. Мадам
вернулась около пяти.
- И выглядела так же хорошо?
- И в отличном настроении. Она даже подошла ко мне и сказала, что
люди говорят неправду про зубных врачей. Лечить зубы совсем не больно.
- И она поднялась к себе в комнату?
- Да.
- Ее комната в стиле Луи Четырнадцатого?
- Да.
- Желтая комната, справа?
- Нет, что вы! Это комната в стиле Регентства. В ней никто не живет.
- Ну и что же случилось потом?
- Я не знаю... Прошло несколько минут. Потом мадам сбежала вниз,
очень взволнованная.
- Одну минутку. Сколько времени прошло с тех пор, как вернулась мадам
Жозефина?
- Минут двадцать. Было чуть ли не полшестого, когда мадам велела мне
позвонить в клуб и сказать месье, что у его тети сердечный приступ.
- И вы ему позвонили?
- Да.
- И сказали, что у тети сердечный приступ?
- Да. Больше я ничего не знал.
- А потом поднялись наверх?
- Нет. Никто из нас наверх не поднимался. Пришел молодой доктор, и
мадам сама провела его наверх... Только часов в семь нам сказали, что
мадам Круазье умерла. А увидели мы ее только в восемь.
- В желтой комнате?
- Да нет же. В голубой.
Зазвенел звонок. Виктор проворчал:
- Это месье. Чай требует.
Мегрэ медленно поднялся и пошел к двери.

Кончив свою беседу в доме на улице Реколле, Мегрэ зашел в контору
канской газеты и купил вчерашний номер.
Потягивая пиво в открытом кафе, он внимательно изучил газету,
особенно большое внимание уделяя разделу объявлений, из которого Сесиль
узнала о кончине старухи.
Мегрэ некоторое время раздумывал, допивая вторую кружку.
Потом сказал вслух:
- Деликатность..
Встал, заплатил по счету, поймал такси и приказал шоферу ехать на
окраину, туда, где начинались поля...

- Прокурор просил вас подождать.
Мегрэ вздохнул. В приемной прокуратуры висела пыль, да и скамья была
жесткой.
Было десять часов утра.
Мегрэ разбудил местный полицейский. Он заявил, что прокурор требует
инспектора к себе немедленно.
В десять минут одиннадцатого Мегрэ поднялся с жесткой скамьи и
подошел к секретарше.
- У прокурора кто-нибудь есть?
- Да. В девять тридцать к нему пришел месье Делижар. Мегрэ
усмехнулся. Каждый раз, когда он проходил мимо двери прокурора, он слышал
шум голосов. И каждый раз Мегрэ иронически улыбался.
Только в половине одиннадцатого секретаршу вызвал звонок из кабинета.
Она вернулась и сказала:
- Месье, прокурор просит вас войти.
Делижар еще не ушел. Мегрэ сунул в карман теплую трубку и с
задумчивостью, которая по крайней мере наполовину была напускной, вошел в
кабинет. Инспектору доставляло удовольствие прикидываться туповатым. В
такие минуты он казался нескладным и еще более добродушным, чем обычно..
- Доброе утро, прокурор. Доброе утро, месье Делижар.
- Закройте за собой дверь, инспектор. Вы поставили меня в
исключительно неприятное положение. О чем я просил вас вчера?
- Проявлять деликатность, месье.
- Разве не сказал я вам, чтобы вы не придавали значения басням этой
девицы Сесиль?
- И вы еще сказали мне, что месье Делижар очень важный человек в Кане
и что нам надо деликатно обращаться с делами, в которых он запутан.
Мегрэ улыбнулся, краем глаза поглядывая на Филиппа.
В свете дня месье Делижар казался еще более респектабельным, чем
прокурор. Он напустил на себя полную незаин-тересованность и даже не
удосужился повернуться к инспектору.
Прокурор метнул на Мегрэ свирепый взгляд. Казалось, ему трудно
сдерживать гнев.
- Садитесь немедленно! Я не выношу людей, которые мечутся по комнате!
- С удовольствием, месье.
- Где вы были вчера в девять вечера?
- В девять? Дайте подумать... О, конечно! Я был в доме месье
Делижара.
- И он не знал об этом! За его спиной! Вы проникли туда без всякого
на то права! У вас не было ордера на обыск.
- Мне хотелось поговорить со слугами.
- Именно поэтому месье Делижар и пришел ко мне. Именно в этом он вас
и обвиняет. И я вынужден признать, что его обвинения полностью оправданы.
Вы превысили полномочия. Если вам захотелось допросить слуг, вы обязаны
были поставить в известность хозяина. Это понятно каждому. Вы меня
слушаете?
- Разумеется, месье прокурор.
И Мегрэ смущенно опустил глаза, совсем как мелкий чиновник, уличенный
в описке.
- И это еще не все! Затем вы совершили проступок более серьезный.
Настолько серьезный, что мне даже трудно представить, какие последствия он
вызовет в высоких сферах. После того как вы вытянули из слуг все сплетни,
я бы даже сказал, спровоцировали их на сплетни, вы покинули дом. Но через
некоторое время снова проникли туда, уже через заднюю дверь. Я надеюсь, вы
не будете этого отрицать?
Мегрэ вздохнул.
- Каким ключом вы отперли дверь в саду? Уж не Сесиль ли Ледрю вам его
вручила? Я советую вам очень серьезно взвесить все последствия вашего
поступка.
- А у меня не было ключа от задней двери. Я даже не намеревался
заходить в сад. Я просто хотел узнать, как они пронесли тело.
- Что?!
И прокурор и Филипп вскочили на ноги, одинаково потрясенные, бледные.
- Я об этом расскажу. Если вы, конечно, пожелаете. Кстати, о двери.
Замок-то на ней детский. Его любой отмычкой открыть можно. Я и захотел
проверить, так ли это. Было темно. В саду никого не было. Я увидел, что
гараж совсем рядом. Мне так не хотелось беспокоить месье Делижара по
пустякам, ведь я понимаю, что он расстроен, поэтому я сам пошел поглядеть
на пятна в машине, о которых говорил мне Арсен.
Прокурор нахмурился. Филипп, небрежно теребивший в руке перчатки,
открыл рот, чтобы сказать что-то, но Мегрэ не дал ему такой возможности.
- Вот и все, - сказал он. - Я, конечно, понимаю, что делать этого не
следовало. Но я прошу вашего прощения и постараюсь, где надо, оправдаться
по мере моих сил и возможностей.
- Значит, вы признаетесь в нарушении закона! Вы, инспектор полиции...
- Я даже не могу выразить свое сожаление, месье прокурор. Если бы я
не заботился так о спокойствии месье Делижара - я ведь знал, что он только
что велел принести ему чаи наверх, - я бы сам задал ему несколько
вопросов...
- Довольно! Сегодня же я направлю в министерство полиции жалобу месье
Делижара. Полагаю, что мы можем считать инцидент исчерпанным, месье
Делижар. Я заверяю вас, что приму все меры, чтобы загладить перед вами...
- Благодарю вас, мой дорогой прокурор. Поведение этого человека было
возмутительным.
1 2 3 4 5 6
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики