науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он обычно проходил через «Милл-Хаус» и выходил на свою дорогу.
Если же Эмма видела его из окон, она небрежно, по-соседски, кивала в ответ на его приветствие.
У него, очевидно, вошло в привычку навещать их. И то, что он не приходил, когда она, еще живя в Лондоне, приезжала домой, скорее было исключением. Он приносил газеты, журналы, продукты. Как-то Эмма возвратилась из деревенского магазина, куда она ходила за беконом, и ее отец сообщил:
– Ни один из нас не является хорошим поваром. Видишь ли, моя дорогая, из нас троих Корби, конечно, лучший кулинар. Иногда готовили Кит или я, иногда он.
– Я знала об ужинах, – сказала Эмма. – Но что он на полном пансионе здесь…
– Он только время от времени трапезничал с нами. Ни разу не пришел бы, я уверен, если бы ты возражала, – поспешил заверить ее отец.
Но, кроме продовольствия, Корби приносил вырезки из газет о местной истории, о чем писал ее отец. Они обсуждались в тесном кругу. Карикатуры, которые он рисовал, вызывали смех. Он оставался на обед несколько раз, и, когда Эмма подавала жареные сельди к чаю в пятницу, она предупредила его:
– Я начинаю работать в понедельник, так что делайте выводы.
– Даю вам шанс отведать мою стряпню, – сказал Корби. – Готовлю обед в понедельник вечером.
– Да поможет вам Бог, – сказала Эмма. – Кормилец вы наш!
Отказаться от его услуг было невозможно. Оставалось надеяться, что обед будет съедобен.
Во время чая ее отец и Корби говорили о статуе, что стояла на паперти местной церкви. Они считали, что она шестнадцатого века, и называли ведьмой. Не имелось никаких данных на этот счет.
В полдень Корби делал наброски статуи. Он прислонил эскиз к кувшину молока, и Томас Чандлер улыбнулся:
– Очень ясное сходство. Смотри, Эмми, превосходное изображение Серой Леди.
Эмма увидела свирепый взгляд. Ведьма или нет, она выглядела очень злой женщиной.
– Не ставьте ее здесь, – попросила она. – От ее взгляда свернется молоко.
– Возможно, это была ее особенность, – сказал Корби.
Отец поместил Серую Леди между страницами журнала, но они продолжали говорить о ней. Эмма же открыла книгу и погрузилась в чтение. Тут пришло время убрать со стола. Корби помог ей. Она предпочла бы, чтобы он не беспокоился, но он всегда убирал, не следовало делать из этого проблему. Она все еще не чувствовала себя непринужденно в его компании. Если бы он не остался на чай, она не зарылась бы в книгу с головой. Ее отец мог читать за едой, он часто так делал, но Эмма обязательно бы болтала, мешая ему. С кем-либо еще, но не с Корби она участвовала бы в догадках насчет Серой Леди. Книга была прикрытием. За ней она не подпускала к себе.
В кухне она сложила тарелки с подноса в раковину, открыла холодильник, чтобы поставить туда кувшин молока, и тут он выскользнул у нее из рук, разбившись о каменный пол, взорвавшись белым ливнем молока и осколками фарфора.
Эмма завизжала, ее отец поспешил прийти, и Корби сказал:
– Это был особый дар Серой Леди. Молоко всегда портилось.
– Смотрите, что вы сделали, вы оба! – вопила Эмма с показным отчаянием. – Мы околдованы. Вы принесли злой глаз домой.
– Вы разозлили ее, – парировал Корби. – Где у вас тут веник?
Она достала метлу и совок. Отец удалился.
– Это адское совпадение, – сказал Корби. – Я не о Серой Леди. Я о кувшине.
– Что – о кувшине?
– Вам нужен новый, а сегодня вечером будет ярмарка посуды.
– Что за ярмарка посуды?
– Ярмарка с обычными прилавками и ларьками, чашки, блюдца, тарелки, кувшины.
– О! – воскликнула Эмма. Давненько она не была на ярмарке! Она не ожидала, что Корби любит такого рода увеселения. Немного наивно для его вкуса, решила она. Но спросила: – Где это?
– Фенби, Ланкашир.
– Вы будете там сегодня вечером?
– Да.
– На ярмарке? Но это более чем в сотне миль отсюда.
– Пара часов по автостраде.
– Но почему?
– Меня там ждут. Мои старые коллеги.
– Вы работали на ярмарке?
– В тире. В позапрошлом году.
– Это что-то невообразимое – новый кувшин для молока с ярмарки в Фенби.
– Поедем, и сами выберете.
– Кто, я? – Она отреагировала так, словно он обвинил ее в грабеже с насилием. Быстро они не вернутся. Ярмарка – это развлечение. Она ничего не планировала на этот вечер, но идея была такая сумасшедшая… Однако мысль о том, что половина ночи будет проведена с Корби Кемпсоном, даже если и в несущемся автомобиле, шокировала ее.
Он все еще держал метлу. Это было ненормально. Он смеялся над нею. Он заметил, что она в панике.
– Нет? – спросил он тихо.
– Да, почему нет? – Она не была на ярмарке вечность. В момент, когда она говорила это, она пожалела, что не отказалась. Потому что, хотя это было смешно, она немного боялась этого человека.
Глава 3
– Хорошо, – сказал он, – зайду за вами через полчаса.
Ей оставалось только отозваться эхом:
– Хорошо.
Он спрятал метлу в шкаф, снова улыбнулся ей и направился к мельнице.
Эмма пошла искать отца. Он сидел в гостиной с эскизом Серой Леди и грудой заметок за своим круглым рабочим столом.
– Ты знаешь, что намеревается делать Корби сегодня вечером? – спросила Эмма.
– Встретиться с друзьями.
– На ярмарке. В Ланкашире. – Поскольку это не вызвало никакой реакции, она объявила: – Я, кажется, еду тоже. Мы купим кувшин для молока.
– Отлично, – сказал отец. – Ты раньше любила ярмарки.
– Ты знал, что он собирается пригласить меня?
– Я предполагал.
– Ты должен был предупредить меня. – Предупрежденная заранее, она вооружилась бы хорошим предлогом для отказа.
Ее отец надел очки, посмотрел на Серую Леди сквозь них и добавил:
– Ты могла отказаться.
– Но я не отказалась. Что бы мне надеть такого для ярмарки?
– Как насчет платья, которое ты надевала на свадьбу? – спросил отец. – Оно потрясающе.
– Глупости, – сказала Эмма, и они улыбнулись друг другу. Этот ласковый человек с его милыми шутками был очень дорог ей. Она подумала на мгновение о Корби, чей отец был судья, и, поцеловав своего отца в щеку, добавила: – Желаю хорошо провести время с твоей Серой Леди. Я оставлю твой ужин на подносе.
Она приготовила пирог со свининой, соленые огурцы и сыр и накрыла их салфеткой. Затем переоделась в алую юбку и свитер, взяла сумку на длинном ремне и шарф в полоску.
– Пока, любовь моя! – воскликнула она, когда увидела, что подъехал автомобиль.
Корби ставил автомобиль в гараж позади деревенского трактира.
– До свидания, – отозвался отец, и она пошла к двери, оказавшись там раньше Корби.
– Быстро собрались. Вы – удивительная женщина, – похвалил он.
– Правда, – согласилась Эмма.
Он поменял зеленый свитер на черный. Черные волосы, черный свитер, черные брюки.
– Если я потеряю вас в «Комнате страха», то никогда не найду вас снова, – заметила она.
Он открыл ей дверцу машины, и она села.
– Попробуйте свистнуть, – сказал он, проскальзывая на место водителя.
– Я не умею свистеть.
– Тогда оставайтесь на месте, и я найду вас.
Это был мощный автомобиль, мотор работал ровно. Ехать было бы удобно, если б только она могла расслабиться. Она уселась так, чтобы разглядывать виды за окнами, и сказала:
– Расскажите мне об этих ваших друзьях.
– Подождите, вы сами их увидите.
Они были вне пространства, вне времени. В дороге пройдет половина пути.
– Как оказалось, что вы работали на ярмарке? – спросила она.
– Мне нужны были зарисовки ярмарочных сценок для некоторых иллюстраций. В то время как я там находился, дежурного из тира посадили за отсутствие лицензии на три месяца. Я занял это место.
– А где вы еще работали? – Ее голос вдруг стал пискливым и вредным, как у нервного социального работника.
– Где нравилось. – Он был высокий человек, и автомобильный салон казался тесным для него. Когда он переключал скорость, его рука коснулась ее руки. Это произошло случайно, но Эмма тут же отдернула свою руку. Действительно, надо было прилагать усилие, чтобы сидеть не двигаясь. – А как вы, – спросил он, – собираетесь приспособиться к работе в маленьком магазине так же легко, как в большом?
Она не хотела говорить о себе. Она все еще опасалась, что он как-то использует информацию о ней. Она сказала осторожно:
– Думаю, тип работы не изменится. У меня единственный талант, я – хорошая продавщица.
– Я уверен, что у вас есть этот талант, но, конечно, он не единственный.
Он вынужден был произнести это. Она фактически вынудила его сказать комплимент. Ее щеки разгорелись, и она сказала с отчаянной веселостью:
– Да, я еще умею быстро переодеваться. Да, нельзя ли включить музыку?
Любой звук поглотил бы тягостные паузы в разговоре. Предстояла долгая поездка, а напряжение уже изводило Эмму.
– Конечно. – Корби включил радио. Хриплый голос блюзовой певицы заполнил салон. «Я не доверяю тебе, брат, уйди от меня… я не верю ни одному приятному слову, что ты говоришь», – пела женщина.
Эмма чуть не задохнулась – слова попали в самую точку. В тот же момент Корби взглянул на нее. Его глаза улыбались, и она попыталась подавить смешок, подкативший к горлу.
Но, начав смеяться, она обычно уже не могла остановиться.
Смех разрядил обстановку, Эмма смягчилась. Она вела себя как идиотка, взвешивая каждое слово, прежде чем сказать. Она никогда в жизни не поступала так во время свиданий. Даже с Марком.
– У вас, – сказала Эмма, – великолепный автомобиль. – Она сравнивала со своим, который был стар, но удобен. Разговор зашел об обучении вождению. Здесь были свои проблемы. Эмма, подобно большинству женщин, путала лево и право, и рассказала, как сдавала на права и перепутала все напрочь.
Она приукрасила историю, которую часто рассказывала на вечеринках, решив быть естественной, действовать и говорить легко. Обычно она так и поступала в общении с другими людьми, в частности со своим последним более или менее постоянным лондонским парнем, Дэвидом Хавкинсом, агентом по продаже недвижимости в фирме Теддингтона. С Дэвидом было легко в общении.
Смотря упорно вперед, Эмма на какое-то время представила, что Дэвид сидит здесь. Когда Корби говорил, сходство с Дэвидом пропадало, да и внешне Корби мало походил на симпатичного, мягкого Дэвида.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики