науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Никто больше не хочет слушать, но Крисси будет ждать истории затаив дыхание.
Обстановка в доме была элегантна. В гостиной висел подлинник Пикассо. Все было какое-то настоящее. В этой среде не терпят подделок. Кроме Эммы. Тихонько она играла свою роль, оставаясь молчаливой и красивой, потому что именно такой ее хотел видеть Марк.
Приглашены были восемь человек. Эмма не знала ни одного, хотя вспомнила некоторые лица по фотографиям из газет. Ни одна женщина в графстве не устраивала большего количества званых праздников и вечеров, чем Марго Аттлесей, хозяйка дома. Присутствовал еще один политик и один миллионер. Все с радостью приветствовали возвращение Марка Хардича и были любезны с Эммой.
Разговор коснулся темы, о которой Эмма имела свое мнение. Она кивала, слушала и ждала, что скажет Марк, прежде чем сама стала говорить. Обсуждались и темы, в которых она была профан, такие, как скаковые лошади и фондовые биржи. Когда дело коснулось имен, она вышла из игры.
Нет, все это неправда. Она попала в этот круг, потому что Марк Хардич привел ее. Никто не относился к ней свысока, она была долгожданной гостьей. Она прошла испытание. Она поняла это уже к концу вечера, когда получила подтверждение одобрения от хозяйки дома. Когда Марк говорил с одним мужчиной, Марго прошептала Эмме:
– Мы так волновались за него! Как хорошо видеть его опять самим собой! – И многообещающе улыбнулась.
Эмма подумала: будет легко сделать из нее друга, хотя вопрос, как далеко может она зайти?
Она была дома только после полуночи. Ее отец все еще не спал, в доме горел свет. И они с Марком вновь расстались вне дома. Эмма предпочла бы, чтобы он зашел в холл, потому что в эти дни многие из ярмарочного городка на лугу гуляли.
Свет был включен и на мельнице. И когда Марк поцеловал ее, пожелав доброй ночи, Эмма обращала на тени больше внимания, чем на поцелуй. Последний раз Корби был свидетелем их прощания. И уж если кто-то опять будет подсматривать, пусть лучше это будет Спарки.
Марк сказал:
– Мне нравится твоя прическа. Ты всегда должна носить такую.
– Хорошо, – согласилась она.
– Сделай такую прическу в субботу, – попросил он.
Они шли в театр в субботу. Она обещала:
– Да, и сегодня был прекрасный вечер.
– Спасибо за компанию.
Без нее он бы не пошел. Она чувствовала это. Марго была права: именно Эмма помогла Марку выйти из его одиночества, и волна гордости обдала ее, когда она заходила в дом. Отец спросил ее:
– Получила удовольствие?
Она не сразу поняла и пробормотала:
– Какое?
Он повторил вопрос, и она улыбнулась:
– Огромное.
– Платье имело успех?
– Да, конечно. – Она направилась в свою комнату. Уже было поздно, и завтра на работу. Любой разговор может рассеять розовое облако, в котором она еще плыла.
Она сидела перед зеркалом, вытаскивая шпильки из волос, тщательно запоминая их порядок. Но прическа была достаточно проста. Она сможет справиться самостоятельно.
Следующим утром она быстро управилась с прической, встав на пятнадцать минут раньше, чем обычно, но уложилась в пять минут.
Ее отец был все еще в кровати. Она выпила чашку чаю и принесла ему чай в комнату, как обычно делала утром, перед работой. Затем поспешила к своему небольшому автомобилю.
Панчи шел вдоль дома к лугу с парой бутылок молока, и она поздоровалась:
– Доброе утро!
– Доброе утро, – поразился Панчи. – Не узнал вас с вашими волосами.
– Как вам моя новая прическа? – спросила она.
– Классно. Хотя делает вас старше.
Эмма засмеялась:
– От этого не уйдешь!
И Панчи, который, конечно, был согласен, сказал:
– Не пойму почему, моя радость!
На работе все тоже одобрили ее новую прическу. Ее отец оценил как «симпатично», но скорее можно было сказать «элегантно». Но он просто хотел сказать, что нравится. Корби вообще ничего не сказал, что можно было принять за краткое и тихое признание.
«Эта прическа меняет меня», – призналась Эмма сама себе. Так же, как тот обед отметил новую стадию в ее отношениях с Марком Хардичем. Она была принята в общество его друзей.
В субботу, в буфете театра, в антракте, к ним подошла пара – его старые знакомые. Он представил Эмму. Раньше Марк сразу после представления Эммы его друзьям уводил ее прочь. Сейчас же вчетвером они выпили в буфете, и, когда женщина предложила попить кофе после спектакля, Марк согласился.
Хорошо прошел ноябрь. В шатрах ярмарочников все было спокойно, они уже освоились. Хамстер работал помощником истребителя паразитов в сельском окружном муниципальном совете. Спарки и его напарник, который жил в одном фургоне со Спарки и Хамстером и звался Траг, устроились в гараже в нескольких милях. Они умели обращаться с машинами.
Они думали покупать подержанные автомобили, ремонтировать их и продавать, но Корби отговорил их. Не с их зарплатой заниматься подобными вещами. Они работали по одному, ремонтируя за гаражом, где им позволили.
Корби стал меньше бывать в «Милл-Хаус». Теперь он проводил больше своего свободного времени со своими друзьями с ярмарки. А еще он упорно трудился. Соверен сказала Эмме, что ее отец тоже много рисует. Картины для выставки. В следующий раз, когда Эмма увидела Корби, она спросила:
– Можно мне прийти и посмотреть, что вы пишете?
– Кто вас останавливает? – сказал Корби. – Хоть сейчас.
– Сегодня вечером я не могу. – Это было в среду вечером. Марк должен был заехать через тридцать минут.
Корби пожал плечами:
– Для вас дом открыт всегда. В любое угодное вам время можете посетить простолюдина.
Он усмехнулся, глядя, как она таращит на него глаза. Она сказала:
– Завтра?
– Договорились, – ответил он. – Я свободен с полудня. Приходите на чай.
В четверг Эмма работала до полудня. Теперь, когда Соверен приходила и выполняла домашнюю работу, у Эммы было мало забот по хозяйству. Иногда она помогала отцу в работе над его книгой, перебирая газеты или отыскивая в них что-нибудь. Иногда она готовила что-нибудь вкусненькое или просто бездельничала. Иногда отвечала на письма. Но в этот полдень случилось нечто.
Как только Эмма помыла посуду после обеда, Бет постучала в двери кухни.
– Мне надо поговорить с вами, – сказала Бет отрешенно, – о работе для Корби.
Эмма сначала недоумевала, а потом вспомнила. Отец сказал, что она убирается на мельнице. Бет начала:
– Ведь вы же работаете! Не убирайтесь там, пожалуйста! Мне это проще сделать.
– Да там нечего делать, – сказала Эмма. – Корби все сам убирает.
– Это неправильно. – Бет была потрясена. – Кто-то должен заботится о нем.
Корби. не хотел, чтобы ему кто-нибудь мешал работать. А присутствие Бет могло внести нежелательные осложнения. Эмма лгала вдохновенно:
– Я хожу один раз в месяц и мою мельницу сверху донизу.
– Когда? – потребовала ответа Бет, должно быть проверяя.
Эмма вздохнула. Она собиралась на чай к Корби.
– Сегодня, – сказала она.
Ее отец нашел ситуацию забавной. У него был ключ от мельницы, и он, хихикая, протянул его Эмме. Эмма сказала:
– Я бы просто вошла и подождала внутри некоторое время. Но думаю, что Бет может наблюдать за мной через окна. Вряд ли я должна убирать в присутствии Корби. Ты упоминал, сколько он платит мне за уборку, или она думает, что я делаю это из любви к искусству?
– Ты собираешься делать уборку? – спросил отец, продолжая улыбаться.
– Да, если от меня этого ждут, – подтвердила Эмма.
Она не расстроилась, что выпала возможность побыть одной на мельнице. Она не будет смотреть картины, пока не придет Корби. Она не собирается ничего нарушать, но ведь у нее есть свои воспоминания, связанные с мельницей.
В помещении было чисто и достаточно аккуратно. Все так, как хотел бы Корби. Без сомнения, он не поблагодарит за уборку. Она отполировала серые каменные плиты первого этажа, которые выглядели до этого так, как если бы их иногда мыли, но редко полировали. Ей нравилась эта уборка. Вычистив все, она поднялась по железной лестнице, уселась на широком изгибающемся кожаном диване и стала листать газеты. Где-то через полчаса раздался стук в дверь, и она спустилась по лестнице, чтобы открыть. «Кто бы это мог быть? – спрашивала она сама себя. – Хоть бы не Крисси». Она велела отцу не сообщать Крисси, где она. Ей не хотелось больше истерик. Она собиралась попить чай с Корби, посмотреть его картины и поболтать немного. Это было все. И если бы это был Марк или Сара, то же самое она сказала бы и им. Не надо делать шума из ничего.
Это был человек, которого она никогда не видела прежде. Он выглядел старше тридцати, высокий, слегка сгорбившийся, как если бы его голова клонилась книзу в страхе перед потолком. У него были очки в тяжелой оправе, темный костюм, темная фетровая шляпа и темное пальто. Он поздоровался:
– Добрый день. Дома ли господин Корби?
У него был слабый акцент, который Эмма не смогла точно определить. Она сказала:
– Он скоро будет. Он ждет вас? Разве вы не войдете?
– Спасибо. – И он ступил внутрь.
Что ей теперь делать? Предложить ему спиртного, спросить, какое у него дело? Кто бы он ни был, что бы он тут делал без Корби, если бы Эмма не пришла пораньше.
– Меня зовут Клоппер, Феликс Клоппер, – представился он.
– Я – Эмма Чандлер, – в ответ сказала она. – Я живу в «Милл-Хаус». Вы проходили мимо, когда шли сюда.
Он изучал ее, словно пытался прочитать что-то на ее лице. Затем улыбнулся:
– Извините меня. Что-то в вашем лице мне показалось знакомым, но понимаю теперь – я ошибался. Картины – мой бизнес, и был портрет, я его видел, когда был здесь шесть месяцев назад. Не для продажи. Корби сказал мне, что это его соседка. Та же фигура, но светлые волосы. Это были не вы?
– Не я, – сказала Эмма. Гиллиан, конечно. «Интересно, писалось с натуры? – стал мучить ее вопрос. – Гиллиан приходила сюда и позировала, в то время как Корби писал ее портрет, или он писал по памяти? И где этот портрет теперь? Все еще здесь? Вот почему Корби не хотел, чтобы кто-то убирал у него, трогал его холсты?!»
Смотрел ли он на портрет, находясь в одиночестве? Создавалась ли иллюзия присутствия, если смотреть на портрет при неярком свете?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики