ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прежняя я, наверное, никогда бы не сделала того, что я сделалa дальше. Но я, новая, повернулась к Джошу и спросила:
– Зачем ты это сделал?
Джош в это время хлопал себя по карманам, пытаясь найти билеты на вечер, чтобы предъявить их дежурным.
– Что сделал?
– Поцеловал меня вот так, перед всеми.
Наконец Джош нашел билеты в бумажнике.
– Не знаю, – сказал он. – Разве ты не слышала? Они кричали и требовали, чтобы я тебя поцеловал. Я так и сделал. А что?
– А то, что я от этого не в восторге.
– Не в восторге? – Джош, кажется, растерялся. – Ты хочешь сказать, что тебе не понравилось?
– Да, – говорю я. – Именно это я и имею в виду, мне не понравилось. Совсем не понравилось. Я, видишь ли, понимаю, что ты поцеловал меня не потому, что я тебе нравлюсь. Ты поцеловал меня только потому, что я – принцесса Дженовии.
Джош посмотрел на меня так, как будто у меня крыша съехала.
– Но это же бред сумасшедшего, – сказал он, – ты мне нравишься, даже очень.
– Я не могу тебе «очень нравиться», это невозможно. Ты меня даже не знаешь толком. Я думала, ты для того и пригласил меня на вечер, чтобы узнать получше, но ты даже не попытался это сделать. Оказывается, тебе всего лишь хотелось увидеть свою фотографию на обложке «Экстры».
В ответ Джош засмеялся, но я заметила, что он избегает смотреть мне в глаза. Глядя в пол, он спросил:
– Я тебя не знаю? Что ты хочешь этим сказать? Конечно, я тебя знаю.
– Ничего подобного. Если бы ты меня знал, ты бы никогда не заказал мне на обед говядину.
Я услышала, как по рядам моих знакомых прошел ропот. Наверное, они поняли, какую серьезную ошибку допустил Джош, даже если он сам этого не понимал. Но он тоже услышал их реакцию, и его следующие слова были обращены не только ко мне, но и к ним.
– Я заказал девушке говядину, ну и что из этого? – Он развел руками, словно говоря: «Вот он я, весь перед вами». – Разве это преступление? Между прочим, это было не что-нибудь, а филе-миньон.
– Послушай, ты, социопат, – сказала Лилли самым злобным голосом, каким только могла, – Миа вегетарианка.
Кажется, это известие не очень расстроило Джоша. Он только пожал плечами и заметил:
– Ну, ошибся, ну, бывает.
Он повернулся ко мне и как ни в чем не бывало сказал:
– Потанцуем?
Но я не собиралась танцевать с Джошем. Я вообще не собиралась никогда больше ничего делать вместе с Джошем. Мне не верилось, что после всего, что я ему наговорила, он мог подумать, что я соглашусь с ним танцевать. Видно, этот парень действительно социопат. Как мне только в голову могло прийти, что он способен заглянуть мне в душу? Как???
Мне стало все противно, и я сделала единственное, о может сделать девушка в такой ситуации: я повернулась к Джошу спиной и пошла прочь.
Вот только выйти из школы я не могла, если, конечно, не хотела, чтобы репортеры сфотографировали меня крупным планом, всю в слезах, поэтому мне оставалось только одно – скрыться в женском туалете.
До Джоша наконец дошло, что я дала ему от ворот поворот. К тому времени к школе подкатили все его дружки. Они как раз входили в двери, когда Джош развел руками и с кислой миной пробормотал:
– Черт, это был всего лишь поцелуй!
Я круто повернулась:
– Это был не просто поцелуй! – Я по-настоящему разозлилась. – Может, ты и хотел представить дело так, будто это был просто поцелуй. Но мы с тобой оба понимаем, что это было: рекламная акция. И ты запланировал ее еще тогда, когда увидел мой снимок в «Пост». Что ж, Джош, спасибо тебе, конечно, но я могу сделать себе рекламу без твоей помощи. Ты мне не нужен.
Потом я протянула руку к Ларсу за дневником, взяла его и гордо удалилась в туалет. Где и сижу сейчас, записывая все это.
Господи боже, вы можете в это поверить? Я хочу сказать, что я впервые в жизни поцеловалась, это был мой самый первый поцелуй, а на следующей неделе он попадет во все газеты и молодежные журналы по всей стране. Пожалуй, фотографию могут напечатать и некоторые международные издания, например «Мэджести», который следит за жизнью молодых членов королевских семей Великобритании и Монако. Как-то раз они посвятили целую статью гардеробу Софии, жены принца Эдварда, оценив каждую вещь по десятибалльной шкале. Статья так и называлась; «На свет из гардеробной». Пожалуй, недалеко то время, когда «Мэджести» начнет следить и за мной, станет оценивать мой гардероб и моих мальчиков. Интересно, какую подпись они дадут под нашей с Джошем фотографией? «Юная принцесса влюбилась»?
Б-р-р!!!
Самое смешное во всем этом то, что я нисколечко не влюблена в Джоша Рихтера. То есть это, конечно, было бы неплохо – кого я пытаюсь обмануть, это было бы здорово! – иметь мальчика. Иногда мне кажется, что со мной что-то не в порядке, раз у меня до сих пор нет ни одного. Но суть в том, что по мне лучше уж совсем не иметь друга, чем иметь такого, кому я нужна только из-за денег, или только потому, что мой папа – принц, или еще по какой-нибудь причине такого типа, а не сама по себе, потому что я ему просто нравлюсь.
Конечно, теперь, когда все знают, что я принцесса, будет довольно трудно определить, кому из мальчиков нравлюсь я сама, а кому – моя корона. По крайней мере, хорошо, что я раскусила Джоша до того, как дело зашло слишком далеко.
И как он только мог мне нравиться? У него ко мне чисто потребительское отношение. Он меня просто использовал! Он нарочно причинил боль Лане, а потом попытался использовать меня в своих целях. А я-то ему подыграла, как последняя дурочка, пошла у него на поводу, как глупый щенок.
Что же мне делать? Когда папа увидит фотографию, он на стенку полезет от ярости. Мне ни за что не удастся ему объяснить, что я в этом не виновата. Вот если бы я дала Джошу под дых перед репортерами, тогда папа, может, еще и поверил бы, что я в этом не участвовала… А может, и тогда не поверил бы. Теперь меня никогда, никогда не отпустят на свидание с мальчиком.
Под дверью моей кабинки показались чьи-то туфли. Кто-то пришел со мной поговорить.
Это Тина. Тина спрашивает, все ли со мной в порядке. Она не одна, с ней кто-то еще. Боже, я узнаю эти туфли! Это туфли Лилли! Лилли пришла с Тиной узнать, все ли со мной в порядке!
Лилли действительно снова со мной разговаривает. Она меня больше не критикует, не возмущается моим поведением. Она через дверь просит у меня прощения за то, что смеялась над моей прической, и признает, что вела себя слишком по-командирски. Лилли говорит, что знает за собой такой недостаток, что у нее пограничное психическое состояние, проявляющееся в повышенной авторитарности, и что теперь она будет следить за собой и постарается не указывать всем и каждому, и в особенности мне, как им жить и что делать.
Вот это да! Лилли признает, что была в чем-то не права! Ушам своим не верю. Этого просто не может быть!
Они с Тиной хотят, чтобы я вышла из кабинки и пошла с ними в зал. Но я им сказала, что не хочу. Мне будет очень неловко: все вокруг парочками, а я, как дура, буду болтаться одна.
А Лилли и говорит:
– Ну, с этим как раз все в порядке, тебе не придется быть одной. Здесь Майкл, и он весь вечер, как дурак, болтается один.
Майкл Московитц пришел на школьный вечер? Не может быть! Он никогда никуда не ходит, кроме как на лекции по квантовой физике и все такое!
На это стоит взглянуть своими глазами.
Я выхожу из туалета.
Потом допишу.
19 октября, воскресенье
Я только что проснулась от самого странного на свете сна. Мне приснилось, что мы с Лилли больше не в ссоре, что она подружилась с Тиной, что Борис Пелковски, когда при нем нет его скрипки, оказался, в сущности, не таким уж плохим парнем, что мистер Джанини сообщил, что за девятую неделю он сможет повысить мне оценку до тройки, что мы с Майклом Московитцем танцевали медленные танцы, что Иран бомбил Афганистан, поэтому все газеты пишут только о начале войны, и фотография, на которой я целуюсь с Джошем, не попала ни в газеты, ни даже в выпуски новостей.
Но это был не сон. Все это происходило не во сне, а на самом деле!
Сегодня утром я проснулась оттого, что моему лицу стало мокро. Я открыла глаза и увидела, что лежу во второй кровати в комнате Лилли, а мое лицо лижет шелти ее брата. Честное слово! Этот пес всю меня обслюнявил.
А мне было все равно. Ну и пусть Павлов мажет меня слюнями, если ему так хочется! Главное, что моя лучшая подруга снова со мной дружит! Я больше не заваливаю алгебру! Папа не убьет меня за то, что я целовалась с Джошем Рихтером!
Ах да, и еще, кажется, я немного нравлюсь Майклу Московитцу.
Я так счастлива, что даже с трудом пишу.
Когда вчера вечером я выходила из школьного туалета с Лилли и Тиной, кто бы мог подумать, что впереди меня ждет такое счастье. Из-за этой истории с Джошем я была в жутенной депрессии, да, в жутенной – правда, хорошее слово? Я подцепила его у Лилли.
Но когда я вышла из туалета, Джош исчез. Позже Лилли мне рассказала, что, после того как я его публично отчитала и гордо удалилась в женский туалет, Джош пошел танцевать и казалось, что его все это не особенно задело. Что было дальше, Лилли точно не знала, потому что мистер Дж. попросил ее и Тину зайти в туалет и узнать, как там я. (Очень мило с его стороны, правда?) Но я догадываюсь, что Ларс применил к Джошу особый нервно-паралитический газ или еще что-нибудь в этом роде, потому что, когда я увидела Джоша в следующий раз, он сидел, упав на экспозицию островов Тихого океана и уткнувшись лбом в модель вулкана Кракатау. За весь вечер он так и не пошевелился. Мне только сейчас пришло в голову, что, может, это из-за выпитого шампанского.
Как бы то ни было, Лилли, Тина и я присоединились к Борису и Дэйву – кстати, Дэйв очень славный парень, хотя он и учится в Тринити, – и Шамике с ее парнем, Аланом, и Линг Су с ее парнем, Клиффордом. Мы все устроились возле столика, который они немного расчистили. Это был столик Пакистана. Выставка, которую спонсировал экономический клуб, показывала падение сбыта риса. На столе лежали маунды (это пакистанская мера веса) риса. Короче говоря, мы отодвинули часть этих рисовых гор в сторону и сели прямо на стол, чтобы все видеть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики