ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Стрельба будто бы уменьшилась лишь на несколько мгновений, когда отец Дури исчез из проема двери для того, чтобы перезарядить кольты. Он предусмотрительно запасся обоймами, чтобы держать осаду, но, подстегиваемый святым гневом, он снова открыл огонь.
Еще один из палестинцев лежал на красном алтарном ковре, а другой агонизировал под дароносицей. Третий кинулся в ризницу, но тоже был настигнут пулей. Отец Дури снова перезарядил обойму и подождал.
В церкви воцарилась жуткая тишина, нарушаемая редкими стонами. Шадя, совершенно ошалевшая, по-прежнему сжимала в руке гранату. По-видимому, она совсем растерялась. Почему стреляли снаружи? В какую западню попали федеины? Отец Дури нацелил на нее кольт и крикнул зычным голосом:
– Руки на голову!
Но она продолжала стоять неподвижно, как парализованная. Иезуит выстрелил. Пуля попала палестинке в шею, порвав артерию, и она упала, выпустив из рук гранату, чека которой тут же отошла. Малко увидел, как смертоносный снарядик покатился прямо к нему. Он с силой оттолкнул его ногой к алтарю и нырнул под одну из ближайших скамеек. Краем глаза он успел увидеть, как отец Дури, так же мгновенно, отпрыгнул за наружную дверь.
Взрыв потряс неф и выбил последние уцелевшие стекла витражей. С потолка рухнула люстра и разбилась вдребезги. Сладковатый запах ладана смешался с едким дымом.
Но на отца иезуита, который снова, как только дым начал рассеиваться, появился в двери, это, казалось, не произвело никакого впечатления. Он спокойно убрал в карманы кольты и, наконец-то войдя внутрь церкви, встал на колени перед распростертым на плитах кюре. Прочитав короткую молитву, он закрыл бедняге глаза. Затем совершил тот же обряд над монашенками. Брезгливо посмотрел в ту сторону, где лежала искромсанная гранатным взрывом Шадя. Ободряюще кивнул Халилу, который, трясясь от страха, поднимался с колен, скуля что-то нечленораздельное.
Но вдруг он опять выхватил из карманов кольты. Из ризницы послышались какие-то шорохи. Кажется, последний оставшийся в живых федеин, что укрылся там, пытался открыть дверь, выходящую наружу.
Все произошло в считанные секунды. Федеин, распахнув дверь, выскочил наружу и помчался зигзагами по деревне. Отец Дури кинулся за ним. Прицелился на бегу. Федеин тоже на бегу выстрелил. Но тут же как бы споткнулся. Отец Дури был метким стрелком. Федеин уже лежал в луже крови с пулей в голове.
А святой отец степенным шагом вернулся к церкви, возле которой уже собралась большая толпа его вооруженных прихожан. Она встретила своего священника бурными криками и залпами автоматов, направленных дулами в небо. Кто-то водрузил над зданьицем кафе ливанский флаг. Со всех сторон, огибая трупы на дороге, сходились женщины и дети.
Иезуит широким жестом перекрестил всех присутствующих и отдельно Джерри Купера, по-прежнему охраняющего фургон с пустыми ящиками.
– Господь призвал своих детей! – воскликнул отец Дури вдохновенно. – Мы прошли под пулями нечестивцев без единой царапины! Это ли не доказательство того, что с нами Бог!
– С нами Бог! – вторили ему жители Бар Юссеф.
Малко был оглушен таким ликованием. Он спросил шепотом отца Дури:
– А у вас не будет неприятностей? Священник стреляет в церкви!
Иезуита явно покоробило.
– Сын мой, – оскорбленно произнес он. – Я не стрелял в церкви! Я стрелял через дверь, с паперти, чтобы изгнать из святого места его осквернителей. Священник же я только тогда, когда нахожусь в самой церкви.
Да, сразу было видно, его воспитали святые отцы иезуиты. Малко только пожал плечами. Тем более что философствовать было некогда. Надо было немедленно отправить Халила Жезина в Бейрут, чтобы он наконец подписал контракт с китайцами. Пока этому не помешает еще что-нибудь, такое же страшное, как только что закончившееся кровопролитие.
Чуть ли не силой Малко повлек толстяка, который находился почти в прострации и продолжал причитать, к фургону.
Глава 21
Китайцы, все в одинаковых синих костюмах, сидели вокруг большого стола в кабинете Халила Жезина. Здесь они, кажется, чувствовали себя уютнее, чем в роскошном ресторане «Сен-Жоржа».
Когда в кабинет вошел Жезин в сопровождении Малко и Джерри Купера, они встали.
Малко испугался, что они начнут зачитывать цитаты из маленькой красной книжечки.
Ури, которая, конечно, тоже была тут, шепнула ему:
– Сегодня вечером... Правда, у меня, – добавила она, – появился любовник-саудовец, а он ревнив, как они все. Так что будем осторожны. Приходи ровно в восемь.
– А ты не можешь прийти ко мне?
Она покачала головой.
– Ой, нет! Приходи ты.
Глава китайской делегации между тем принялся дискутировать с Жезином на ливанском диалекте. Судя по всему, он прекрасно владел им. Но что это была за дискуссия!
– Империалисты и оппортунисты, – серьезно разглагольствовал китаец, – не упускают случая, чтобы помешать делу мира. Но мы всегда срываем их планы.
Слушать все это было для Малко свыше сил. И он удалился в соседний кабинет, тем более что никто не обращал на него внимания. Но не успел он там расслабиться, как в дверях показался Джерри Купер.
– Они закончили, – объявил он, – и уже ушли.
Оказывается, пустые разглагольствования главы делегации не помешали быстро завершить переговоры.
Малко вернулся в кабинет, где был уже один Халил Жезин. Он держал в руке пачку бумаг.
– Подписали контракт на пятнадцать «Боингов»! – потряс он ею. – С перспективой еще на тридцать пять!
Малко подумал, что для удовольствия китайцев самолеты можно было бы покрасить в красный цвет.
– Я, – сказал Джерри Купер, – чтобы сбить с толку наших «конкурентов», сообщил в «Вечерней газете» и в «Дне Востока», что завтра – только завтра! – между известным ливанским бизнесменом и делегацией КНР будет подписан важный контракт. В «Сен-Жорже». Если «конкуренты» явятся туда, они застанут там безобидный коктейль... И без участия Халила Жезина.
– Остроумно, – рассмеялся Малко. Улыбнулся и Халил. Довольный сделкой, он уже почти совеем пришел в себя. Вот характер истинного бизнесмена!
– Что вы делаете сегодня вечером? – спросил он Малко. – Давайте поужинаем вместе, я сейчас холостяк: Муна уехала и вернется только завтра.
– Я немного устал, – дипломатично ответил Малко. – И хочу пораньше лечь спать.
Он не стал уточнять с кем.
* * *
Майор Юрий Давидян трижды перечитал заметку на третьей странице «Вечерней газеты», сообщающую о назначенном на завтра подписании контракта. Майор негодовал: он всегда считал палестинцев полными кретинами, но на этот раз они превзошли самих себя!
А ведь этот английский журналист, передав ему о своем разговоре с руководителем группы, к которой принадлежала Шадя, поклялся:
– Они похитят Жезина и устроят показательную казнь...
Он обрисовал ненависть палестинцев такими красками, что Давидян успокоился. И вот тебе! Они не только не убили Жезина, но дали ЦРУ обвести себя вокруг пальца.
Майор КГБ посмотрел на часы: было ровно три. На ликвидацию Жезина у него оставался всего один день. При том, что сам он, Давидян, должен остаться в тени. Мысли путались у него в голове.
Наконец он снял телефонную трубку и набрал номер компании Аэрофлота:
– Соедините меня с Амманом по номеру 762-975.
* * *
Ури открыла дверь, как только Малко позвонил, и бросилась ему на шею.
Но тут зазвонил телефон, и она приложила палец к губам. Поговорив несколько минут по-арабски нежным голоском, она повесила трубку, глядя на Малко блестящими глазами.
– Хи-хи, это был он, мой любовник. Он очень ревнив и звонит каждые полчаса, чтобы проверить, дома ли я. На ней был откровенный облегающий комбинезон.
– Пойдем, – позвала она Малко.
Она увлекла его в спальню и, смеясь, толкнула на кровать. Протянув руку, включила телевизор. Малко удивился: телевизор не сочетался с тем «пылом», который она демонстрировала.
На экране усатый диктор читал новости. Ури радостно вскрикнула:
– Мой милый!
Ловким жестом она скинула с себя комбинезон и принялась раздевать Малко.
– Ты не боишься, что твой любовник явится? – спросил он.
– Нет, – засмеялась она. – Это ведь он на экране. Пока он читает теленовости, я спокойна.
Она прижалась к Малко, искоса поглядывая на экран, откуда ее любовник наблюдал за ней. Затем встала перед телевизором и проделала танец живота.
– Если бы он меня сейчас видел, он бы меня убил, – засмеялась она. – Я поклялась, что буду верна ему.
Вскоре она окончательно забыла о своей клятве, и ее стоны почти заглушили голос диктора.
– Ты хорошо занимаешься любовью, – сказала она позднее.
Она начала одеваться, мурлыча про себя песенку, и Малко последовал ее примеру. Проводив его до двери, она сказала:
– Можешь приходить каждый вечер в восемь часов, кроме субботы.
Малко вышел на лестничную клетку, сожалея, что любовник Ури не читает новости и по ночам.
– За ваш замок!
Эли поднял фужер с шампанским и залпом выпил его. Мимо них прошла очаровательная блондинка, которую Малко проводил оценивающим взглядом.
– Я многим обязан вам, – сказал он Эли.
Лейтенант скромно улыбнулся.
– Ситуация действительно была непростая. Официально мы не могли вмешиваться в ваши разногласия. Но мы находим федеинов... э-э... неудобными, а русских – агрессивными.
– Отца Дури не будут беспокоить? Он уложил добрый десяток человек.
Эли невинно улыбнулся.
– Но это же совпало с избирательной кампанией. Он представит все как частное дело: имеет же он право на самооборону. Все жители деревни подтвердят его показания...
Естественно. Свидетелей будет больше чем достаточно.
– А вот и Герольд, – сказал Эли.
Малко предложил подошедшему шампанского. Отпив глоток «Дома Периньон», «наследный дипломат» взглянул на часы от Картье.
– Кстати, вы знаете, что Катя вернулась в город?
Малко чуть не поперхнулся.
– Ничего удивительного, – добавил Герольд. – Должно быть, она все-таки надоела саудовской принцессе.
Эли и Малко переглянулись, думая об одном и том же. Кроме них двоих и Муны, никто не знал, что Катя – убийца Мирей. Но все же как это она решилась вернуться после того, как ее выслали из города?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики