ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

От таких острых ощущений он потерял представление о времени. Бешеный ритм бразильской музыки совсем опустошал голову. Вдруг его словно пронзил электрический разряд. Когда он открыл глаза, то увидел целиком отдавшегося наслаждению турка. Они с Майей испустили дуэтом громкий крик. По этому сигналу музыка прекратилась. Майя без сил упала на стол. Грудь неровно дышала, глаза закрыты.
Участники странной оргии начали растворяться в темноте, молча покидая комнату. Как на похоронах. Вскоре Майя осталась одна. Неподвижная.
Малко, постепенно возвращаясь на землю, тихо сказал Кошкиной:
— Я должен с ней поговорить.
— Идите и говорите.
Он подошел к столу. Почувствовав чье-то присутствие, она открыла глаза.
— Вы были здесь?
— Майя, где сейчас может находиться Алоис Картнер? У меня для него срочное послание.
Она наморщила лоб, подумала несколько секунд.
— А, Алоис... Он сопровождает туристов в фольклорный ресторан в горах. Кошкина знает.
Она закрыла глаза. Малко отошел от нее на цыпочках. Они покинули комнату. Несколько пар продолжали флиртовать в полумраке.
В коридоре Кошкина вопросительно взглянула на него.
— Вы хотите туда ехать? Это чертовски далеко.
— Да. А что будет делать Майя?
— Она пойдет отдыхать, наверное, в номер Алоиса. Она часто так делает. Нам лучше тоже остаться здесь.
— Нет, нам придется ехать.
Кошкина взглянула на него с таким видом, будто засомневалась в его душевном равновесии. Но, видя его твердость, сказала:
— Ну, если вы так настаиваете... Но придется взять такси. Иначе мы заблудимся.
В холле пришлось провести переговоры, чтобы вызвать такси. Малко услышал, что Кошкина потребовала от шофера проценты за то, что станет показывать дорогу, и одновременно порекомендовала потребовать уплаты в долларах. Потом они втиснулись в старую дребезжащую «волгу». Машина закашляла, и они тронулись. Тут же Кошкина испытала возрождение нежности. Положив голову на его плечо, она постаралась воспользоваться темнотой, чтобы продемонстрировать ловкость своих пальцев.
Шофер бросил ей по-болгарски:
— А ты не можешь делать это в гостинице?
— Но этот мудак любит фольклор!
Таксист недовольно поморщился.
Но Малко был занят размышлениями. Информация могла быть только у Алоиса Картнера... Дорога вилась между сосен и все время вела наверх. Неожиданно к стеклу стали прилипать снежные хлопья. Через пять минут над ними нависла плотная белая пелена. Еще три поворота... Шофер тормознул, и старая «волга» заскользила и остановилась поперек дороги. Таксист выругался и сказал по-английски:
— Все, приехали!
Для Кошкиной он добавил по-болгарски:
— Мы не доедем! У меня нет цепей. Если разобью машину, то возникнет столько проблем...
Потихоньку он стал спускаться задом, нащупывая дорогу между соснами и пропастью. Они попали в снежный буран.
Малко кипел от ярости. Ведь Эмиль Боровой мог прийти к тем же выводам, что и он. Иными словами, Алоиса Картнера ожидала та же судьба, что и Курта Морелла. Любой ценой надо его найти. Опередить болгарина.
Кошкина наклонилась к нему и с нежностью пропела:
— Ты увидишь, нам будет очень весело в «Витоше».
Шофер начал делать сложный поворот. Неожиданно позади показались яркие огни фар. Рядом остановилась черная «волга» с номером "С". Фары такси осветили ветровое стекло. Там виднелся только один человек: Эмиль Боровой.
Малко опустил руку в карман и достал пятидесятидолларовый билет.
— Едем! — сказал он только одно слово.
Таксист колебался лишь несколько секунд.
Пусть Кошкина ломает голову над тем, почему Малко с таким упорством разыскивает Алоиса Картнера.
На дороге разыгралось соревнование машин. Старая «волга» с отчаянным скрежетом мотора начала продвигаться вперед. За ней, не отставая, следовала вторая машина. Скользя, они пробирались в сплошном снежном месиве со скоростью десять километров в час. Но все время позади их подгоняли фары второй «волги». Дорога была слишком узкой, чтобы в таком молоке пытаться обогнать.
Шедший сверху автобус едва не столкнул их в пропасть. Наконец они подъехали к гостинице, возле которой стояло несколько туристических автобусов.
— Это здесь, — заявила Кошкина.
Пришлось помесить ногами немало снега, прежде чем они дошли до входа. В холле слышалась громкая музыка, под которую двигались смешанные группы танцоров. Внутри царила жара. Зал был полон. Малко стал искать Алоиса и вскоре обнаружил его за столом, где сидели шумные туристы. Белое вино и мастика текли ручьями. Алоис Картнер радостно помахал рукой и пошел ему навстречу. Лицо его сияло, как океанский маяк.
— Какой приятный сюрприз!
— Мы захотели немного проветриться, — спокойно объяснил Малко.
Воспользовавшись тем, что Кошкина занялась своим пальто, Алоис Картнер сказал:
— Нам надо поговорить.
Им уже ставили тарелки с сосисками и стаканы белого вина. Неожиданно за танцорами Малко разглядел стоящего человека. Сомнений не было: Эмиль Боровой. Потом он спрятался в толпе. Выступление закончилось, и танцоры уступили место непрофессионалам. Кошкина рвалась на площадку, а Алоис Картнер не собирался расставаться со стулом. Малко пришлось вывести ее на площадку.
Она двигалась легко, гибко, тесно прижимаясь к нему.
— Кто организует представление, на котором мы присутствовали?
— Это замысел Майи. За пятьсот долларов она снимает люкс. Остальное идет ей и другим девушкам. Она пользуется большим успехом. Если ты не уедешь, то мы сходим туда еще раз.
Кошкина начала дергаться самым непристойным образом, явно стремясь соблазнять потенциальных клиентов среди зрителей. Слоу превратилось в нечто бесформенное, среднее между пасодоблем, вальсом и ча-ча-ча. И завершилось фарандолой. Малко воспользовался этим.
— Оставляю вас повеселиться. Мне это уже не по возрасту...
Он бросился к столу, где Алоис Картнер заканчивал дуэль с четвертой бутылкой белого вина. Его глаза были такие красные, что, казалось, они вот-вот вспыхнут, как бенгальские огни.
— Что вы хотели мне сказать?
Алоис Картнер не спеша докончил бутылку и сообщил:
— Я видел Курта Морелла в аэропорту и он передал мне для вас кое-что!
Сердце Малко запрыгало от радости. А Эмиль Боровой зря убил немца.
— Паспорт?
— Да. Мы встретились в таможенном зале, где оформляется диппочта. Он очень нервничал. Сказал, что за ним следят от самого посольства. Тип из госбезопасности. Он боялся. Получив багаж, он достал паспорт, сразу передал его мне и просил вручить вам. Таможенник вышел на несколько минут, и мы были там одни. Я взял паспорт и подождал, пока Морелл уедет со своим хвостом. Потом я вернулся в «Витошу».
— Курт Морелл убит, — прокричал Малко, пытаясь перекрыть шум. — У него на квартире. Сначала его пытали. Искали паспорт. Убийца сейчас здесь. Он ходит за мной по пятам.
— Ах черт!
— Где паспорт? Он с вами?
— Нет, я...
В этот момент Кошкина бросилась на свободное место рядом с ними, уставшая и смеющаяся.
Малко не желал больше этого фольклора. Австриец подозвал официанта. Малко еще раз внимательно осмотрел зал:
Эмиля Борового нигде не видно.
— Как тут весело! — заверещала Кошкина. — Давайте еще побудем здесь. Мне надоела «Витоша».
— Надо поторопиться. Если буран не утихнет, то мы застрянем здесь надолго, — напомнил Алоис Картнер.
Малко весь кипел: где паспорт? Невозможно разговаривать об этом в присутствии Кошкиной! Они выскочили на только что выпавший снег. Автобусы поглощали восхищенных туристов. Малко поискал «волгу» Борового. Нигде не видно.
— До скорой встречи! — прокричал Алоис Картнер. — Увидимся в холле!
Таксист ожидал Малко, прохаживаясь вокруг машины. Он ехал крайне осторожно и медленно. Вскоре огни автобуса потерялись из виду. Уже в самом низу их едва не разрезал пополам трамвай, который бесшумно скользил по рельсам. Кошкина снова была охвачена нежностью к Малко. Наконец они увидели высокую башню «Витоши». Но в холле никого не было. Телефон в номере не отвечал.
Кошкина зло усмехнулась:
— Напился как свинья и дрыхнет где-нибудь в канаве.
Малко боялся даже предположить другой поворот событий. Эмиль Боровой следовал за ним вовсе не случайно.
Кошкина тяжелым грузом висела у него на шее. Но отсутствие Алоиса Картнера не давало покоя. Уже в лифте Кошкина начала приставать. Как только за ними закрылась дверь номера, она тут же сбросила одежду и осталась в одном сиреневом поясе, к которому были пристегнуты чулки.
— Мне подарил это немецкий друг. Тебе нравится?
В другой ситуации Малко, возможно, оценил бы по достоинству ее прелести в подобной упаковке. Но положение было слишком серьезным.
— Это превосходно, — сказал он без энтузиазма.
Кошкина подняла на него вопросительный взгляд.
— Я тебе не нравлюсь? Ты хочешь Майю?
— Ты думаешь, что их автобус сломался? — ответил он вопросом на вопрос.
— Не знаю, да и не хочу знать.
Разговор в этом стиле продолжался еще четверть часа. Наконец, чтобы не обидеть Кошкину, он предложил:
— Пойдем выпьем по рюмке. Я что-то сегодня не в форме. Это, наверное, из-за белого вина.
Возмущенная, девица стала одеваться. Молча. Такое оскорбление ее профессиональной компетенции! Она натягивала джемпер, когда в дверь постучали. Малко подскочил и открыл, к неудовольствию Кошкиной.
Перед ним стояла Майя.
— Разве Алоис не с вами? — спросил Малко, разочарованный.
И тут он увидел, что Кошкина с напряженным лицом уже надевает пальто и протягивает ему руку.
— Из-за тебя я потеряла вечер. Это двести долларов.
Он вложил ей в руку деньги, и она вышла, громко хлопнув дверью.
— Что это с ней?
— Она разозлилась, что я не в форме и что затащил ее в горы. Алоис должен был ждать нас здесь. Но он как сквозь землю провалился. Видно, сломался автобус.
Лицо Майи приняло странное выражение, глаза забегали. Малко резко спросил:
— Что случилось?
— О, я спала, когда кто-то вошел в спальню. Я зажгла свет и увидела типа с темными короткими волосами и в кожаном пальто. Ему даже не пришлось показывать удостоверение. Явно агент службы безопасности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики