ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Русское Бюро - 01

Денис
«Лев Пучков. Жесткая рекогносцировка»: Эксмо; Москва; 2006
ISBN 5-699-18378-7
Аннотация
Теперь цель команды полковника Иванова — наркомафия. А это, пожалуй, опаснее, чем операции в горах Чечни. Ведь на «мероприятия» они отправляются без оружия, благо, боевые навыки не подводят. Так, в результате несанкционированного контакта четверым бойцам команды пришлось вступить в схватку и уничтожить девятерых бандитов. Ну, работа есть работа. И все бы шло по плану, но тут в дело вмешалась какая-то третья сила. Цель та же, что и у команды — наркодельцы, а вот задачи совсем неясны. А главное — ошеломляют методы «работы»: тотальная зачистка всех, кто так или иначе крутится вокруг наркотиков. Ни суда, ни следствия — выстрел в упор и точка. Что за организация и кто ею руководит? Похоже, чтобы ответить на это, команде не обойтись без весьма небезобидных контактов…
Лев Пучков
Жесткая рекогносцировка
Некоторые события, описанные в книге, выдуманы. Названия ряда населенных пунктов, учреждений и организаций намеренно изменены. Изменены также многие фамилии, встречающиеся в тексте.
Пролог
«Cool, Cool, Cool!!!»
"...Жизнь прекрасна.
Нет, это не просто цитата из классики. Это вполне емкое и исчерпывающее определение текущего момента.
Мне восемнадцать. Я абсолютно здорова, умна, недурна собой..."
— Да ладно скромничать, ты у меня просто краса писаная!
«Это папа. Папа неадекватен: оценивает меня оч-чень даже необъективно. Я для него — свет в окошке, это понятно. Эмм... Ну и понятно также, что у меня прекрасные родители, потрясающие перспективы и просто фантастическое будущее...»
— Брось свой дурацкий диктофон и прекрати кормить кота со стола! У него диета, ему нельзя мидии!
"Это мама. Потрясающе хороший человек, но оч-чень эмоциональна. Да и не мудрено: шутка ли, такой дом держать на своих хрупких плечах!
Так... Угу... Угу...
А, вот: особенно отчетливо ощущаешь, что жизнь прекрасна, когда в праздничный день, солнечным утром, неспешно завтракаешь с семьей в зимнем саду. Повариха Матильда подсматривает с кухни, расплющила нос о дверное стекло. Три минуты назад спросила горничную Дусю, понравились ли маме кексы. Дуся не смогла дать вразумительного ответа, теперь Матильда переживает..."
— Матильда, не переживай! Кексы — фантастика! Хи-хи...
«Так, Матильда удрала. Графиня в страшном смятении бежит к пруду... Хи-хи... Эмм... А, да: Восьмое марта, весна, солнце. Вижу: по двору слоняются секьюрити, тот, что ближе к оранжерее, — Миша, он по мне тайно вздыхает. Хи-хи... Дурачок...»
— Кто вздыхает?!!!
«Это специально для папы: проверка реакции. Папа — брось. Неужели не понятно: слуги всегда тайно хотят дочь босса, даже если она корявая, хромая и горбатая. А уж если у нее все на месте и от нее не воняет протухшими памперсами... Гхм-кхм... Ну, в общем, понятно: это ведь азы психологии...»
— Ну-ну, я присмотрюсь. Если что, всю вздыхалку повыдираю, под самый корень!
«Папа, папа... Все хочет составить дочурке счастливую партию. Спит и видит, как бы удачно пристроить свое неразумное дитя за какого-нибудь принца...»
— Кстати, насчет партии. На сегодняшнем балу тебе надо быть обязательно...
«Ну вот, началось! Балы, ассамблеи, премьеры, бенефисы... Боже мой, какая жуткая скукотища! Все каменно и чопорно, все друг друга ненавидят и картонно улыбаются, хотя каждый прекрасно понимает: это фикция. Зачем?!!! Неглупые ведь люди, неужели не жаль так бесславно тратить свое драгоценное время? Решительно не понимаю, зачем этим монстрам, динозаврам, рулящим страной, все эти маскарадные сборища...»
— ...Президент будет!
— И что с того? Президент не в моем вкусе. Мне больше нравятся полные курчавые брюнеты с большими влажными глазами.
— Пфф... Кто-то спросил про твои вкусы? Что ты можешь понимать в таком возрасте?!
«Эх, мама... Мама, видимо, надеется, что президент мгновенно мною пленится, загорится, воспылает, бросит Первую Леди и женится на мне. Да, признаю: выглядит это весьма заманчиво. Вот это точно — хорошая партия...»
— Вот дуреха-то, прости господи... Ну ты только послушай, что ты несешь! Вот прокрути назад и послушай!
«Мама негодует. Раздувает ноздри, взор ее сверкает. Мамочка, не надо, не стоит оно того...»
— Слушай, брось это свое идиотство! Я его сейчас об пол тресну!
— Мам, это не идиотство. Это я к курсовой готовлюсь. А диктофончик все-таки немало стоит. Не бог весть какие — но все же денежки. Ты лучше скажи, хотела бы президента зятем? Как тебе такая перспектива?
— Боже, дай мне терпения...
— Окси, не ерничай, — вовремя вмешался глава семьи. — Мама упомянула про президента исключительно для того, чтобы подчеркнуть особый формат мероприятия. Особый статус. Там будут люди очень высокого полета.
— И что мне эти ваши люди?
— Ну как — что?! Надо пользоваться случаем. Ты у нас уже не ребенок, пора потихоньку устраивать свою будущую жизнь.
— Ага... Удачная партия?
— Ну, партия не партия... Но — осмотреться, показаться, оценить обстановку... Тебе в июне уже девятнадцать будет...
Оксана укоризненно покачала головой и вздохнула. «Осмотреться, показаться, устраивать жизнь...» Что за бред? Разве можно тратить время на всю эту нудистику, когда каждый твой день и без того до отказа насыщен жизненно важными и совершенно неотложными делами? Учиться, самообразовываться, набираться ума (это три совершенно разные вещи) для великих свершений, срочно переделывать наш неправильный мир, который от этой своей неправильности в любой момент может рухнуть, и вообще существует до сих пор только ввиду какого-то чудовищного недоразумения...
— Ну что ж, глубокоуважаемые предки... У меня для вас две новости.
— Боже мой, доченька... Ты...
— Успокойся, мама, это совсем не то, что ты думаешь!
— Да, это не то, — с ходу выловил суть мудрый папа, спокойно подливая себе чаю. — Она просто не поедет с нами на бал.
— Да, не поеду. У меня мероприятие.
— Какое мероприятие? Что у тебя может быть за мероприятие, которое важнее этого? — удивилась мама.
— Поверь мне, мое мероприятие стократ важнее этого вашего бала. Я бы даже сказала так: вопрос жизни и смерти. Тебе лучше как: дохлая дочка на балу или живая-здоровая, но вне бала?
— Да что там за мероприятие такое?! — мама растерянно всплеснула руками. — Ты понимаешь, в какое положение ты нас ставишь?! Куда это ты собралась — на важное такое? Это кто такие вообще?
— Четыре вопроса. Акцентов приоритета не уловила — все равноправно и одинаково сумбурно. В какой последовательности отвечать?
— Ну ты уж совсем-то из меня дуру-то не делай! Думаешь, если мать без высшего образования, так над ней и глумиться можно?!
— Мам, ну что за глупости? При чем тут образование?
— Куда ты собралась?!
— Лучшие по успеваемости студенты нашего курса собираются в «Поземке». С руководителем и всем деканатом в полном составе.
— Что-то я не поняла... Откуда у тебя такая любовь к сокурсникам? То они для тебя — «биомасса», то ты ради них готова вдрызг разругаться с родителями?
— Поясняю. «Биомасса» здесь ни при чем, если ты прослушала, уточняю: там будет наша профессура. И я буду делать научный доклад, как раз по этой теме, которую набалтываю на диктофон. Теперь понятно?
— Ну... Час от часу не легче... А чего это — Восьмого марта?
— А чем этот день лучше других?
— Так праздник же!
— Это у вас праздник. Такой ваш тупой совковый праздник, который придумали ваши тупые коммунисты для забитых, затурканных судьбой женщин. Триста шестьдесят четыре дня в году ты — скотина и быдло, а сегодня, так и быть, на тебе, почувствуй себя человеком.
— Ну что ты опять несешь!
— Правда всегда нелицеприятна, мама, это закон жизни! Посмотри на Европу, для нормальных людей 8 Марта — обычный день, ничем таким особым не примечательный.
— Ну вот... Гхм-кхм... Даже и не знаю...
— Моя порода, — одобрительно крякнул папа. — Врет и не краснеет. Да еще как вдохновенно врет!
— Что значит «врет»? — тревожно вскинулась мама.
— Врет, врет! Глумится над нами. У нее сегодня вечернее рандеву с «Народным ополчением».
— Это кто?!
— Это — «что», Машенька, а не «кто».
— И что это?
— Шайка юных бездельников, мнящих себя спасителями мира.
— Антиглобалисты, что ли? Буйные, нет?
— Да ну что ты, Машенька, какие антиглобалисты... Ничего такого, о чем можно было бы беспокоиться. Я же сказал — бездельники. Пустое место...
— Сами вы пустое место! Что вы можете понимать в таких вещах?!
Оксана обиженно хлопнула ресницами и испепелила папу взглядом.
— Родители-то у них хоть приличные, нет? — озабоченно уточнила мама.
— Увы, ничем утешить не могу. Самый крутой папа там — завуч в общеобразовательной школе.
— Боже мой! Да как же... Кто допустил... Как с такими отбросами... Ты на какой свалке их откопала?!
— Сами вы свалка!
— Не выражайся!!!
— А по Интернету, по нему, родимому. До этого все — в чате да на форуме, потом — по телефону. А сегодня, стало быть, у них первая встреча. Знаешь песню: «Первая встреча — последняя встреча...»
— Тупая песня!
— "Утро туманное", старинный русский романс. Не оскорбляй классику...
— Я тебя туда не пускаю! — решительно подбоченилась мама. — Не для того я загибалась-горбатилась, дочь растила, чтобы она со всяким сбродом...
— А я тебя и не спрашиваю! Я совершеннолетняя! Дождетесь — соберу сейчас веши и уйду от вас!!!
— Совсем сдурела?! Чего это на тебя нашло?!
— Спокойно, Маня, спокойно... На полтона ниже, пожалуйста... «Если у вас проблемы с родителями-ретроградами, мы дадим вам приют, обогреем и накормим...» Ага?
Оксана опять испепелила папу взглядом и растерянно прикусила губу. Черт, а не папа! Есть ли в мире информация, которой он не владеет?! Везет же некоторым: папы у них простые олигархи или тупоголовые губернаторы, которые и со своими делами разгрестись не успевают, не то что отслеживать какие-то левые телодвижения отпрысков...
— Папа — гад. — Папа ловко утянул из-под носа расстроенного чада диктофон и нажал запись.
1 2 3 4 5 6 7

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики