ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Ирвин Уэлш
Вечеринка что надо
Круки и Кэлум сидели в популярном, несмотря на спартанскую обстановку, пабе на Лейс-Уок и препирались на тему, стоит или нет завести музыкальную машину.
— Вруби долбаный ящик, Кэл, — наезжал Круки. — Теперь твоя очередь.
Он недавно уже скормил прожорливой твари фунтовую монетку, а у Кэлума — он знал — деньги были.
— Вот еще, бабки тратить, — отрезал Кэлум.
— Ну ты и жмот! Вруби долбаный ящик, — не унимался Круки. — Не люблю я, когда в пабе тихо.
— Кончай дергаться, понял? Вот увидишь, не пройдет и минуты, как какой-нибудь мудел заведет ящик. Нечего бабками сорить.
— Ну ты и жмот!
Кэлум собрался было возразить, но тут его внимание привлекла некая личность, неуверенно двигавшаяся от стойки в их угол паба со стаканом лимонной содовой в руке. Добравшись до свободного стола, личность расслабила нетвердые ноги и шмякнулась в кресло.
— Вот это да! Глянь-ка на вон того мудела, Крук! Это же маленький Бобби Престон! Бобби! — окликнул Кэлум доходягу, но тот, казалось, его даже не услышал.
— Заткнись, мать твою! — прошипел Круки. — Ты что, не в курсе? Этот пидор с иглы не слазит! Еще сядет к нам на хвост: Никаких халявщиков сегодня, понял?
Кэлум обозрел Бобби Престона с головы до ног, пытаясь различить в усохшей, грязной фигурке, склоненной над стаканом, тень прежнего Бобби Престона. Воспоминания детства и отрочества роились в его голове.
— Старик, да ты его совсем не знаешь. Он такой клевый. Бобби: Бобби Престон, — задумчиво сказал Кэлум, словно многократным повторением имени можно было вернуть к жизни прежнего Бобби Престона. — Я тебе про него такого могу порассказать: БОББИ!
Бобби Престон услышал. Пару минут он взирал на приятелей в недоумении, пока не кивнул в ответ. По лицу его было видно, что он только наполовину понимает, с кем имеет дело. Кэлуму стало очень грустно оттого, что старый друг не узнал его, к тому же ему было несколько неудобно так обломаться в присутствии Круки. Подавив раздражение, он встал и направился к столику Бобби. Круки нехотя пошел за ним следом.
— Бобби, мудила старый! Все долбаешься или как? — участливо спросил Кэлум.
Бобби криво улыбнулся и неопределенно махнул рукой.
Вконец расстроенный, Кэлум подумал, что если он погрузится в воспоминания о старых временах, то, возможно, прежний Бобби Престон выползет из своего нынешнего логова, построенного из сухих костей, обтянутых болезненно-серой кожей.
— Знаешь, старик, кто мне вчера повстречался? Парень, который чуть не завалил своего предка, когда тот ему на мороженое не дал! Помнишь, ну тот мудел? Разбил бутылку из-под «Кока-Колы» и горлышком его, горлышком:
Бобби молчал, криво улыбаясь.
Кэлум обернулся к своему спутнику:
— Мы еще в школу вместе ходили, в один класс. Этот мудел с нами вместе учился: Как звать, не помню, ну, короче, порезал он своего предка, потому что тот ему на мороженое не дал, на «Марс», понял? Потом мы как-то раз сидели в «Маршалле», но это позже было, понял? Я, Бобби вот этот, еще Тэм Макговерн, так вот Тэм мне и говорит: «Вон тот мудел, который своего предка порезал, когда тот ему денег на „Марс“ не дал». А я ему: «Не, тот вроде другой был: " Помнишь, Бобби? — попытался снова растормошить друга детства Кэлум.
Бобби кивнул, продолжая улыбаться все той же кривой улыбкой, словно она была нарисована у него на лице.
Кэлум продолжал:
— Но Тэм уперся: «Нет, этот именно тот». А парень знай себе сидит и читает газетку, понял? Но мы с Бобом, нас так просто не наколешь — верно, Бобби? А Тэм уперся и говорит: «Я щас пойду и сам спрошу у этого пидора, кто он такой». А я говорю Тэму: " Если это он, смотри не нарвись, парень-то трёхнутый на полную голову». Ну а Тэм говорит: " Этот маленький веснушчатый мудел?» — и пошел. А дальше — мудел этот как вскочит, а я смотрю — у Тэма щека распорота и вся харя в крови. А мудел из паба как дал деру, а мы — за ним, а он как врезал по шоссе — только его и видели. Честно говоря, не так уж быстро мы и бежали — верно, Боб? С тех пор лет сто прошло. Но вчера я того мудела снова видел: пилит мимо паба «Шестнадцать» по Лейс-Уок, понял?
Круки стало скучно. Он терпеть не мог джанки: все они зануды, пока не уколются, а как уколются, так тоскливей людей на свете не найдешь. Короче, лучше с ними вообще не связываться. Какого хера Кэлум болтает с этим типом? Школьный друг и все такое — но они же не нанимались на работу в отдел социального обеспечения.
К счастью, тут Круки увидел, как в бар вошел молодой блондин с большим крючковатым носом. Волосы его были заплетены в мелкие грязные ямайские косички неопределенного цвета. Парень прошел к стойке и принялся рассматривать напитки на полке.
— Глянь, Ворон! — воскликнул Круки. — Пойду потрясу этого мудела, может, разживусь колесами, понял?
— Говорят, сегодня вечером что-то намечается в «Цитрусе», а? — спросил Кэлум, отрываясь от отмороженного Бобби.
— Тебе экстази брать, если у него будет? — спросил Круки.
— Угу: только никаких капсул. Я закинулся одной в «Саб клаб», ну, в Глазго, на прошлой неделе. Час тащился, потом, блин, съехал. И так всегда. Ди-джеи, муделы, прутся на «Малькольм Икс» — крутая чистая дрянь, от которой крышу сносит в натуре, — а я обломался и съехал.
Круки сделал понимающее лицо:
— Верно. Капсул не надо.
Он подошел к Ворону. Поздоровался, после чего оба удалились в сторону мужского туалета.
Кэлум вновь сосредоточился на Бобби:
— Эй, Боб, старик, послушай. Я просто тащусь от этой встречи. Помнишь: я, ты, Тэм, Иэн и Скуби? Улетная была компашка, верно? Ничего не боялись. Бобби, я не какой-нибудь там зануда, но я уже четыре года только с Элен, понял? Удолбаться время от времени — это на здоровье, но вот игла совсем не по мне, понял? Помнишь, Иэна? Откинул ласты: СПИД и все такое:
— Да-да, Иэн: Гилрой: — пробубнил Бобби, выйдя на миг из героинового ступора и поморщившись от воспоминания о какой-то старой обиде. — Я его терпеть не мог, понял?
— Не надо, Боб: мать твою так: Парень помер! Не смей так говорить!
— Он меня подставил, — буркнул Бобби.
— Верно, но теперь кому какая разница? Парень-то помер, вот я о чем: На мертвых зла не держат, понял?
Круки вернулся из туалета:
— Достал кислоты, понял? Промокашки: Кислоту любишь?
— Не очень. Экстази лучше. — Кэлум был не в духе. Он думал об Иэне, о Бобби, о том, как хорошо все было раньше. У Бобби в голове полно дерьма. От этой встречи такое настроение, что в трип отправляться просто опасно.
— Кончай, Кэлли, все будет в кайф! Пойдем к Чиззи. Ты ведь с ним знаком, верно?
— А, Чиззи, — кивнул Кэлум. Вообще-то он не знал Чиззи. Ему было как-то не по себе, но, с другой стороны, очень хотелось оттянуться.
— По мне бы лучше экстази: ну да ладно:
Они прожевали промокашки настолько поспешно, насколько позволял их малопривлекательный вкус. Между тем Бобби, побуждаемый сигналами из болевого центра, с трудом собрал себя и поплелся в туалет. Неизвестно, сколько времени он там находился, но Круки и Кэлуму показалось, что не меньше месяца, потому что, когда он вернулся, оба друга уже находились в самом разгаре кислотного прихода.
Зеркала, висевшие на стенках паба, изогнулись и заключили их в странный пузырь, отрезав от всех остальных посетителей паба. Впрочем, внешний мир можно было по-прежнему рассматривать сквозь зеркала, словно через огромные вогнутые линзы. Сперва такая изоляция показалась друзьям приятной, но вскоре они поняли, что сойдут с ума и задохнутся внутри этого пузыря. Они сидели, прислушиваясь к сокращениям мышц, стуку сердца, шипучей циркуляции крови по венам. Они поняли, что являлись, в сущности, машинами. Кэлум, водопроводчик по профессии, ощущал себя зданием, пронизанным канализационными стоками. Мысли о канализации вызвали у него спазм в прямой кишке. Круки недавно был в кино на «Терминаторе». Он видел весь мир через окошечко видоискателя, по поверхности которого пробегали красные светящиеся буквы диалога с компьютером.
— Ни хера себе: — прошептал он.
— Это конец света: а может, начало? — вопрошал Кэлум сам себя, наблюдая странную тварь, которая медленно ползла к ним по полу.
Это просто собака: или кошка: кошек в пабах не держат, но вот в Ирландии, в деревенских пабах, кошки часто сидят и греются у камина: нет, это все-таки долбаная собака:
— Вот это трип так трип, крышу на хер сносит! — сказал Круки, покачав головой.
— Угу: — промычал Кэлум и подумал: «А Бобби уже зарядился, тварь болотная. Надо же!» Сперва Кэлуму было даже приятно, что есть Бобби, на котором можно сфокусировать взгляд, но потом он снова вернулся к созерцанию своих сосудов, вздувавшихся под стремительным турбулентным потоком крови, словно река, вышедшая из берегов.
— Давай свалим отсюда, старик, — наконец сказал он.
— Верно, давай свалим, — согласился Круки.
Им понадобилось некоторое время, чтобы встать на ноги. Весь паб кружился колесом, дико искаженные лица людей мелькали перед глазами. Было то нестерпимо светло, то темно, как ночью, в зависимости от того, что вытворяли их перегруженные впечатлениями органы чувств. Кэлум чувствовал, как реальность ускользает у него из рук, словно промасленный канат, который тянет за другой конец немыслимая сила. Круки ощущал, что с его психического ядра отслаивается шелуха, и понял, что, когда она слетит вся, он станет совсем иным существом — возможно, инопланетянином.
Друзья поспешно выбрались из паба, оглушенные и ослепленные потоками света и звука. Круки чувствовал, как он покидает смертную оболочку и устремляется в космическое пространство, но затем со страшной силой падает обратно в тело. Он медленно обводил взглядом улицу: яростная какофония странных, но до боли знакомых звуков и мелькающий калейдоскоп неоновых огней сливались в причудливую и восхитительную картину. Сквозь все это с трудом прозревалась шаткая фигура Бобби, который плелся в некотором отдалении.
— Эй, мудел удолбанный! — крикнул ему Кэлум, затем повернулся к Круки и сказал: — Всю картину портит, пидор!
Несмотря на агрессивный тон, в глубине души Кэлум был рад присутствию Бобби, который создавал хоть какую-то точку отсчета в изменившейся реальности.
1 2 3 4 5 6

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики