ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, не можем.
В чем же должна состоять, в таком случае, наша политика? Она должна состоять в том, чтобы постепенно ослаблять эти “ножницы”, сближать их из года в год, снижая цены на промышленные товары и подымая технику земледелия, что не может не повести к удешевлению производства хлеба, с тем, чтобы потом, через ряд лет, уничтожить вовсе этот добавочный налог на крестьянство.
Может ли крестьянство выдержать эту тяжесть? Безусловно, может: во-первых, потому, что тяжесть, эта будет ослабляться из года в год, во-вторых, потому, что взимание этого добавочного налога происходите не в условиях капиталистического развития, где массы крестьянства обречены на обнищание и эксплуатацию, а в условиях советских порядков, где эксплуатация крестьянства исключена со стороны социалистического государства и где выплата этого добавочного налога происходит в условиях непрерывного улучшения материального положения крестьянства.
Так обстоит дело с вопросом об основных источниках развития индустриализации нашей страны в данный момент.
Второй вопрос касается проблемы смычки с середняком , проблемы о целях и средствах этой смычки.
У некоторых товарищей выходит так, что смычка между городом и деревней, между рабочим классом и основными массами крестьянства проходит исключительно по линии текстиля, по линии удовлетворения личного потребления крестьянства. Верно ли это? Это совершенно неверно, товарищи. Конечно, удовлетворение личных потребностей крестьянства по линии текстиля имеет громадное значение. Мы с этого и начали строить смычку с крестьянством в новых условиях. Но говорить на этом основании, что смычка по линии текстиля исчерпывает все дело, что смычка по линии личных потребностей крестьянства является исчерпывающей или главной основой хозяйственного союза рабочего класса и крестьянства, - значит впадать в серьезнейшую ошибку. На самом деле смычка между городом и деревней проходит не только по линии удовлетворения личных потребностей крестьянства, не только по линии текстиля, но и по линии удовлетворения хозяйственных потребностей крестьянства, как производителя сельскохозяйственных продуктов.
Мы даем крестьянству не только ситец. Мы даем ему еще машины всякого рода, семена, плуги, удобрения и т. д., имеющие серьезнейшее значение в деле поднятия и социалистического преобразования крестьянского хозяйства.
Смычка имеет, таким образом, своей основой не только текстиль, но и металл. Без этого смычка с крестьянством была бы непрочной.
Чем отличается смычка по текстилю от смычки по металлу? Тем, прежде всего, что смычка по текстилю касается, главным образом, личных потребностей крестьянства, не задевая или сравнительно мало задевая производственную сторону крестьянского хозяйства, тогда как смычка по металлу касается, главным образом, производственной стороны крестьянского хозяйства, улучшает это хозяйство, машинизирует его, подымает его рентабельность и подготовляет почву для объединения разрозненных и мелких крестьянских хозяйств в крупные общественные хозяйства.
Ошибочно было бы думать, что цель смычки состоит в сохранении классов, в частности, в сохранении класса крестьян. Это неверно, товарищи. Цель смычки состоит вовсе не в этом. Цель смычки состоит в том, чтобы сблизить крестьянство с рабочим классом, как с руководителем всего нашего развития, укрепить союз крестьянства с рабочим классом, как с руководящей силой этого союза, переделать постепенно крестьянство, его психологию, его производство в духе коллективизма и подготовить, таким образом, условия для уничтожения классов.
Цель смычки состоит не в сохранении классов, а в их уничтожении. Если смычка по текстилю мало задевает производственную сторону крестьянского хозяйства и поэтому, вообще говоря, не может иметь своим результатом переделку крестьянства в духе коллективизма и уничтожение классов, то смычка по металлу, наоборот, касается, прежде всего, производственной стороны крестьянского хозяйства, его машинизации, его коллективизации, и именно поэтому должна иметь своим результатом постепенную переделку крестьянства, постепенную ликвидацию классов, в том числе и класса крестьян.
Как вообще можно переработать, переделать крестьянина, его психологию, его производство в духе сближения с психологией рабочего класса, в духе социалистического принципа производства? Что требуется для этого?
Для этого требуется, прежде всего, широчайшая агитация среди крестьянских масс в духе коллективизма.
Для этого требуется, во-вторых, насаждение кооперативной общественности и все более расширяющийся охват миллионов крестьянских хозяйств нашими снабженческо-сбытовыми кооперативными организациями. Не может быть сомнений, что без широкого развития нашей кооперации мы не имели бы того перелома среди крестьян в пользу колхозного движения, которое мы наблюдаем в настоящее время, ибо развитие снабженческо-сбытовой кооперации в наших условиях есть подготовка перехода крестьянства к коллективизму.
Но всего этого далеко еще недостаточно для переделки крестьянства. Основной силой в деле переделки крестьянина в духе социализма является новая техника в земледелии, машинизация земледелия, коллективный труд крестьянина, электрификация страны.
Ссылаются здесь на Ленина, цитируя известное место из сочинений Ленина о смычке с крестьянским хозяйством. Но брать Ленина в одной части, не желая брать его в целом, - значит искажать Ленина. Ленин вполне понимал, что смычка с крестьянством по линии мануфактурных товаров - вещь очень важная. Но он на этом не останавливался, ибо наряду с этим он настаивал на том, чтобы смычку с крестьянством проводить также по линии металла, по линии снабжения крестьянства машинами, по линии электрификации страны, т. е. по всем тем линиям, которые благоприятствуют переделке и переработке крестьянского хозяйства в духе коллективизма.
Не угодно ли, например, выслушать следующую цитату из Ленина:
“Дело переработки мелкого земледельца, переработки всей его психологии и навыков есть дело, требующее поколений. Решить этот вопрос по отношению к мелкому земледельцу, оздоровить, так сказать, всю его психологию может только материальная база, техника, применение тракторов и машин в земледелии в массовом масштабе, электрификация в массовом масштабе. Вот что в корне и с громадной быстротой переделало бы мелкого земледельца” (т. XXVI, стр. 239).
Дело ясное: союз рабочего класса и крестьянства не может быть прочным и длительным, смычка не может быть прочной и длительной и она не может достигнуть своей цели постепенной переделки крестьянина, приближения его к рабочему классу и перевода его на рельсы коллективизма, если смычка текстильная не будет дополнена смычкой металлической.
Вот как понимал смычку товарищ Ленин.
Третий вопрос касается вопроса о новой экономической политике (НЭП) и о классовой борьбе в условиях нэпа.
Необходимо, прежде всего, установить, что основы нэпа были даны нашей партией не после военного коммунизма, как утверждают иногда некоторые товарищи, а до него, еще в начале 1918 года, когда мы получила впервые возможность начать строить новую, социалистическую экономику. Я мог бы сослаться на известную брошюру Ильича об “Очередных задачах Советской власти”, изданную в начале 1918 года, где изложены основы нэпа. Вводя по окончании интервенции нэп, партия квалифицировала её как новую экономическую политику потому, что она, эта самая политика, была прервана интервенцией и мы получили возможность проводить ее только лишь после интервенции, после военного коммунизма, в сравнении с которым нэп была, действительно, новой экономической политикой. В подтверждение этого, я считаю нужным сослаться на известную резолюцию, принятую на IX съезде Советов, где черным по белому сказано, что основы новой экономической политики были изложены еще до военного коммунизма. В этой резолюции “О предварительных итогах новой экономической политики” сказано следующее:
“Так называемая новая экономическая политика, основные начала которой были точно определены еще во время первой передышки, весною 1918 г.* , основывается на строгом учете экономических сил Советской России. Осуществление этой политики, прерванное комбинированным нападением на рабоче-крестьянское государство контрреволюционных сил русских помещиков и буржуазии и европейского империализма, стадо возможно лишь после военной ликвидации попыток контрреволюции, к началу 1921 г.” (см. “Постановления IX Всероссийского съезда Советов”, стр. 16).
Вы видите, таким образом, до чего не правы некоторые товарищи, утверждающие, что партия осознала необходимость строительства социализма в условиях рынка и денежного хозяйства, то есть и в условиях новой экономической политики будто бы лишь после военного коммунизма.
А что из этого следует?
Из этого следует, прежде всего, то, что нельзя рассматривать НЭП, как только лишь отступление.
Из этого следует, далее, что НЭП предполагает победоносное и систематическое наступление социализма на капиталистические элементы нашего хозяйства.
Оппозиция в лице Троцкого думает, что ежели введена НЭП, то нам остается лишь одно - отступать шаг за шагом, как мы отступали в начале нэпа, “расширяя” НЭП и сдавая позиции. На этом неправильном понимании НЭПа и базируется утверждение Троцкого о том, что партия “расширила” будто бы НЭП и отступила от позиции Ленина, допустив в деревне аренду земли и наемный труд. Не угодно ли послушать слова Троцкого:
“А что такое последние меры советской власти в деревне - разрешение арендовать землю, нанимать рабочую силу, - все, что мы называем расширением деревенского нэпа... Но можно ли было не расширять НЭП в деревне? Нет, потому что тогда захирело бы крестьянское хозяйство, сузился бы рынок, затормозилась бы промышленность” (Троцкий. “8 лет”, стр. 16-17).
Вот до чего можно договориться, ежели забить себе в голову неправильную мысль о том, что НЭП есть отступление и только отступление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики