ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Софья Прокофьева
Замок Чёрной Королевы

Глава 1
Старуха на чердаке

Дача Алине сразу не понравилась. Развалюха какая-то. Избушка на курьих ножках, и та лучше. Брёвна старые, снизу обросли серым гнилым мхом. Вокруг дома крапива, прямо под окном. Калитка висит косо, на одной петле.
И мама как-то сразу притихла. Заговорила шёпотом:
– Тётушка живет там, вверх по лестнице. Она совсем старенькая. Я её никогда не видела, ну да ничего, познакомимся. Всё-таки папина родня. Тётушка в колокольчик позвонит, надо ей наверх кофе отнести со сливками. Она любит, когда много сливок. Тётушка ничего не ест, только кофе пьёт.
Взглянув на разочарованное лицо дочери, мама виновато добавила:
– Ну, ты же знаешь, сейчас у нас денег нет дачу снять. А тут бесплатно. Не сидеть же тебе всё лето в городе, дышать машинным газом.
В низкой заброшенной комнате было душно. Мама распахнула окно, и сразу пахнуло прохладой и влажным запахом травы.
– Видишь? – обрадовалась мама. – Как хорошо!
«И чего хорошего?» – подумала Алина. В это время откуда-то сверху послышался жёсткий и требовательный звон колокольчика.
Мама заторопилась, поставила кофейник на электроплитку.
– Теперь он сто лет не закипит!
Но кофейник на диво быстро закипел и забулькал. Мама налила кофе в большую старинную надтреснутую чашку. Добавила сливок, задумалась – три или четыре куска сахара…
Потом осторожно, боясь расплескать, пошла наверх по шаткой винтовой лестнице.
Алина уныло смотрела в окно: «Лучше бы мы в Москве остались. Завтра мама с утра на работу, а я что? Кофе подавать старухе? Охота была…»
Мама спустилась сверху какая-то смущённая, даже растерянная.
– Знаешь, Алиночка, там так темно, шторы задернуты. Я даже не разглядела тётушку, какая она. На ней покрывало, тонкое, как паутина. Потом ещё одно, не сосчитать сколько. Она в эти покрывала с головой замотана. А пылища повсюду, наверно, год не вытирали. Она мне сказала: «Утром девчонка мне кофе подаст и до вечера чтоб сюда ни ногой». Так, может, и лучше, Алиночка, ты отдохнёшь, погуляешь. Я говорю так вежливо: «Спасибо, что вы нас пустили. В субботу, в воскресенье я у вас тут все приберу, помою». А она мне: «Ничего не надо. Иди». И даже не знаю, Алиночка, может, зря мы сюда приехали?»
«Это уж точно», – мрачно подумала Алина, но, взглянув на огорчённое мамино лицо, промолчала.
В это время за забором показались две девчоночьи головки. Одна рыжая, волосы торчком, другая чёрненькая, гладко причёсанная.
– Это Надька! – сказала чёрненькая, указывая на рыжую, растрепанную.
– А это Сонечка! – завопила Надька и, похоже, заехала локтем в бок Сонечке, потому что та охнула.
– А меня Алина зовут, или Аля, как хотите! – Алина подбежала к окну.
– Пойдёшь завтра с нами за ягодами? – спросила Надька. – Ягод в лесу – ужас сколько.
Алина оглянулась на маму, та часто-часто закивала головой, заулыбалась.
– Пойду, конечно. Только тётушке кофе отнесу и пойду.
– Тётушке! Это та, что на чердаке сидит? Ух, страшная! – скривила губы Сонечка. – Я думала, она уже померла давно, а она вон кофе пьет. Смешно!
– Ну, пока, Алька, до завтра! – крикнула Надька.
Девчонки мигом исчезли.
– Видишь, у тебя уже подружки завелись, – заметно повеселев, сказала мама. – Не забудь сливки и четыре куска сахара.
Они поужинали кашей из пакетиков и легли спать. Алина уснула сразу, глубоко и сладко.
Утром она почувствовала лёгкий поцелуй на щеке – это мама уходила.
– Мамочка, – сонно пролепетала Алина и снова погрузилась куда-то в недосказанную путанную сказку.

Глава 2
Голубое платье

Алину разбудил резкий дребезг колокольчика.
«Тётка проснулась, – с досадой подумала Алина. – И чего ей не спится?»
Алина поискала глазами своё голубое платье, которое она вечером кинула куда-то, на сундук, что ли? Но платья не было.
Так, босиком, в ночной рубашке, подбежала к электроплитке. Кофейник был совсем горячий. Рядом на кухонном столике два бутерброда с колбасой – это ей мама оставила.
«Четыре куска сахара, – вспомнила Алина. – И сливок побольше. Надо же какая старуха, любит вкусненькое…»
Стараясь не расплескать горячий кофе, Алина стала подниматься по шаткой винтовой лестнице.
Тут её снова оглушил звон колокольчика.
– Да иду я, иду! – крикнула Алина.
Вдруг почему-то пахнуло застоялым, сырым воздухом, как будто она опускалась в подвал, а не шла вверх на второй этаж. Да ещё прямо перед лицом мелькнул белый попугай. В когтях серебряный колокольчик – видно, это он звонил.
Алина вошла в низкую комнату со скошенным потолком. Ну и темнотища! Алина пригляделась. Вон сидит старуха, расползлась по креслу. Вся укутана в какое-то пыльное тряпьё, так что лица совсем не видно. И на окнах не шторы, а паутина. Правда! Вон паук по шторине бежит, нитку тянет, тянет…
А это что? Кошка старая, облезлая. Спит на подушке. Шерсти три клочка. Видна кожа жёлтая, больная. Тьфу, гадость! Еще заразишься.
– Доброе утро! – сказала Алина как могла повежливее. Поставила чашку с кофе на облупленный трехногий столик, тускло блеснувший осыпавшимся перламутром.
Тут она разглядела, что у старухи на коленях лежит её, Алинино, голубое платье. И старуха сморщенными дряхлыми руками вяжет крючком по подолу какие-то спутанные кружева. Ну здрасте, платье испортила! А у Алины другого платья здесь нет, ничего нет. Это вечером мама обещала прихватить из дома джинсы и футболку. Интересно, в чем она в лес пойдет с девчонками?
У Алины от обиды задрожали губы. Ничего не сказав, она вырвала из рук старухи платье и бегом бросилась вниз по лестнице, так что ступеньки заскрипели и застонали.
Она отыскала ножницы, кривые, ржавые. Да нет, не стригут нисколько. Попробовала руками оборвать кружева. Но какое там, нитки крепкие, впиваются в пальцы.
Тут за окном послышались голоса.
– Алька, ну ты идёшь? – это кричала Надька.
– Мы, наверно, ещё спим! – это уже был насмешливый голос Сонечки.
– Я – сейчас! – радостно откликнулась Алина. Увидала на сундуке плетёную корзиночку. Откуда она взялась, что-то она её раньше не видела.
Скинула рубашку, натянула голубое платье. Надо же, как его старуха изуродовала! С одного края висят на подоле какие-то дурацкие кружева. Но, может, девчонки не заметят. А платье самое любимое, новое, мама только весной купила. Голубое, как раз под цвет глаз. Глаза у Алины голубые, как и у мамы.

Глава 3
Холм с маргаритками и дедушка-дуб

– Ха-ха-ха! – покатилась со смеху Сонечка, глядя на Алинино платье. – Чокнутая, точно! Что это ты какие кружева придумала? Фик-фок на один бок!
– Это моя тётка, да я ей не дала до конца обшить, – виновато сказала Алина. – В этом доме всё какое-то ненормальное, даже ножницы не стригут.
– Твой дом самый старый у нас в посёлке, – скривила губы Надька. – Дядя Никита его брёвнами подпирал, чтобы совсем не завалился. Так, не за деньги. Он такой, дядя Никита, добрый. Он и церковь нашу покрасил. А священника у нас нет. И дверь пока заколочена. Я тебе потом покажу.
Девочки шли одна за другой по тропинке к лесу, который зелёными верхушками поднимался вдали. Алина шла последняя. Пусть не глазеют на её распрекрасные кружева.
Они подошли к высокому холму, сплошь заросшему крупными белоснежными маргаритками. Обошли его стороной, не топтать же такую красоту.
– Это наш дуб! Это наш дедушка-дуб! – завизжала Надька, подбегая к высоченному старому дубу. Прижалась к нему, обняла руками.
Ну и дуб-дубище! Никогда Алина таких не видала. Его, наверно, и десять человек не обхватят.
– Дедушку даже на телевидение снимали, – с гордостью сказала Сонечка. – Прикатили сюда на машинах и снимали. Ему уже лет сто, не меньше.
– Ты что? – возмутилась Надька. – Ему давно лет тысяча. Ещё в прошлом году. Так дядьки с телевиденья говорили.
Алина тоже подошла к дубу. Кора серая, жёсткая, будто каменная, в глубоких трещинах. А выше под тёплым ветром трепещут узорно-зелёные ветви. А среди них тонкие молодые побеги.
На первой же поляне густо росли кусты малины, усыпанные тяжёлыми ягодами.
– Ой, крапива проклятая! – завизжала Надька. – Чур, этот куст мой!
– А вон тот – мой, и дальше тоже мой! – проворковала Сонечка.
Алина пошла вперёд. Пусть собирают. Не будет она им мешать. Она вошла под густые ели. Здесь было темно, как вечером. Под ногами не трава, а сухая слежавшаяся хвоя. Лучи света изредка разрезали темноту и гасли, не дойдя до земли.
Алина уже хотела повернуть назад, но ельник кончился, и открылось сразу столько света и яркой зелени, что она зажмурилась.
Вот это да! Алина очутилась на светлой просеке, сплошь заросшей кустами малины. Ветки клонились от крупных, полных сока ягод.
«Даже на лесную не похожа, – подумала Алина, – такую на рынке продают – садовая…»
Донышко корзинки быстро закрылось. Ягод было так много, что Алина ставила корзинку на траву и собирала обеими руками.
Сквозь дрожащую на ветру осиновую рощу Алина вышла на круглую поляну. Здесь ягод было ещё больше. Корзинка наполнилась с горкой, ягоды скатывались на землю. Алина стала собирать ягоды горстями – и в рот.
– Надя, Сонечка! – позвала Алина. – Идите сюда!
Но девчонки не откликнулись, видно, свернули в другую сторону, ушли далеко.
Алина пошла по мягкой шелковистой траве. Отшвырнула ногой сухую ветку. Вдруг посреди травы увидала – что-то блеснуло. Заброшенная тропинка, но почему-то посыпанная золотистым песком. Вон она тянется, тянется вперёд, становясь всё шире, сверкая сквозь траву. С обеих сторон Алина увидела кусты роз. Белые, розовые, темно-алые.
Алина шла по тропинке, и блестящий песок тихо поскрипывал под её ногами.

Глава 4
Куда привела Алину тропинка, посыпанная золотистым песком

Тропинка оборвалась перед круто изогнутым ажурным мостиком.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики