ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да? Карсон, по-моему, не очень фотогеничен. Впрочем, некоторые твои снимки тоже не идеальные. С сигарой, например. Ты сама придумала такую заковыристую позу или Моника Левински тебе подсказала?
Шэрон метнула на Джорджину испепеляющий взгляд. Краска залила ей не только лицо и шею, но даже грудь.
– Ты пока не все видела, – неумолимо продолжила ее противница. – Дальше еще интереснее будет.
На следующих фотографиях Шэрон в одеянии уличной шлюхи вылезала из машины, звонила Карсону, усаживалась с ним в такси, предавалась с ним самому разнузданному сексу. Довершали разгром показания таксиста, который детально описал, чем занималась парочка, а также – кто и сколько потом ему заплатил.
– Чего ты добиваешься? – процедила Шэрон.
– Прекрати красть мои материалы, не вмешивайся в мои дела и не приставай к моим людям. Я не хочу давать этой информации ход, но непременно воспользуюсь ею, если ты не успокоишься. И я не шучу, поверь мне. То, что ты держишь в руках, – только копии. Можешь оставить их себе. Оригиналы, а также копии в нескольких экземплярах хранятся в надежных местах. Если со мной что-нибудь случится, их немедленно разошлют по всем британским газетам.
– Дура, эти снимки никто и никогда не напечатает! – огрызнулась Шэрон.
– Согласна, – кивнула Джорджина. – Но они будут достаточно веским основанием для публикации разоблачительных материалов про главного редактора крупной газеты, которая завидовала Монике Левински, а потому вступила в связь с исполнительным директором крупной компании. Люди прекрасно поймут, о ком идет речь. Над тобой будет смеяться вся Англия. Более того, фотографии лягут на стол каждого члена совета директоров «Трибюн». Думаю, не стоит напоминать тебе, Шэрон, какие там собрались моралисты. Либо тебе, либо Карсону придется подать в отставку, а пример Клинтона говорит о том, что в таких случаях первой со сцены сходит женщина.
– Ты не посмеешь, сволочь! – прошипела Шэрон. – Тебя саму уволят за то, что ты за мной слежку устроила.
– Я? – В голосе Джорджины звучало неподдельное изумление. – Боже упаси, Шэрон! Фотографии в конверте подкинули в мой офис. Я и понятия не имею, откуда они. Ты же не станешь отрицать, что врагов у тебя полно.
Дожидаться ответа она не стала. Застегнула жакет, потушила сигарету и вынула из сумочки небольшой продолговатый сверток.
– Маленький сувенир для тебя и твоего любовника.
Джорджина ушла, а Шэрон заказала второй бокал шампанского, но тут же, передумав, попросила принести целую бутылку. И лишь затем медленно развернула черный атлас. Внутри оказалась огромная гаванская сигара.
«Почему, черт побери, именно на меня все это дерьмо льется?» – подумала Шэрон. В первое мгновение ее подмывало позвонить Карсону и предупредить о том, что их разоблачили, но по здравом размышлении она решила, что делать этого не стоит. С какой стати? На ее звонки Карсон после поездки в такси отвечать перестал и вообще вел себя так, словно забыл о ее существовании.
Если он ее бросил, то почему бы ей не попытаться заключить союз с Джорджиной и Дугласом? Ведь без поддержки Карсона рассчитывать ей больше не на кого.
С другой стороны, при желании она могла спасти Дугласа Холлоуэя. Хотя – Шэрон мстительно улыбнулась – затея эта довольно рискованная.
Она подозвала официанта. По ее просьбе он отрезал кончик сигары и услужливо щелкнул зажигалкой. Шэрон с наслаждением затянулась.
Полет до Сиднея, даже в бизнес-классе, продолжался, казалось, целую вечность. Джорджина сначала намеревалась вести себя разумно: пить только воду, есть в умеренных количествах, чаще вставать и двигаться в проходах. Однако стоило стюардессе перед взлетом предложить ей шампанского, как она сдалась.
Вытащив из атташе-кейса документы, относящиеся к «Вест газеттир», она с головой погрузилась в работу. Да, дело было выгодное: доходы от рекламы большие. По крайней мере на бумаге все выглядело так. Штаты, правда, раздуты, по последним критериям «Трибюн», но жалованье сотрудников весьма скромное. Что ж, весьма привлекательная сделка, решила Джорджина.
Заглянув в кейс, чтобы достать досье основных акционеров, она наткнулась на какой-то красный конверт. Надписан он был почерком Белинды.
Распечатав конверт, Джорджина увидела большой лист бумаги.
«Милая моя Джорджина!
Любимая, больно,
любимая, больно!
Все это не бой,
а какая-то бойня.
Неужто мы оба
испиты, испеты?
Куда я и с кем я?
Куда ты и с кем ты?
Сначала ты мстила.
Тебе это льстило.
И мстил я ответно
за то, что ты мстила.
И мстила ты снова,
и кто-то, проклятый,
дыша леденящею
смертной прохладой,
глядел, наслаждаясь,
с улыбкой змеиной
на замкнутый круг
этой мести взаимной.
Но стану твердить –
и не будет иного! –
что ты невиновна,
ни в чем не виновна.
Но стану кричать я
повсюду, повсюду,
что ты не подсудна,
ни в чем не подсудна.
Тебя я кустом
осеню в твои беды
и лягу мостом
через все твои бездны.
Прощай, любимая!
Навеки твоя,
Белинда».
Джорджина зажмурилась, глаза ее увлажнились.
Нет, не так она хотела расстаться с Белиндой, однако теперь, похоже, все мосты сожжены. Чем дальше она улетала от Лондона, тем сильнее становилась уверенность: да, так будет лучше для них обеих. Она любила Белинду, но недостаточно. Не та это была любовь. Она это наконец поняла.
И, осознав это, Джорджина вздохнула с облегчением.
С восемнадцатого этажа отеля «Сидней риджент» открывался завораживающе прекрасный вид. Слева – знаменитый Сиднейский мост, справа – не менее знаменитый оперный театр, лазурно-синяя гавань с сотнями яхт, паромов и катеров. Джорджина еще раз позвонила в свою лондонскую квартиру, но вновь ей откликнулся лишь автоответчик. И опять она оставила сообщение, хотя не была уверена, что Белинда его услышит.
Первая деловая встреча состоялась за обедом в «Мосмане», одном из лучших сиднейских ресторанов, славившемся морской кухней, который располагался над Мосманской бухтой.
– Изумительный вид, – сказала Джорджина сидевшему от нее справа Уолтеру Хирну, главному управляющему банка «Зенникл», одного из главных акционеров «Вест газеттир». Вторым ее собеседником был Питер Грэм, исполнительный директор банка «Ко-оп корп», которому также принадлежала значительная доля акций. Эта встреча носила неофициальный характер – стороны только прощупывали почву, проверяя серьезность намерений потенциальных партнеров.
– Вам, наверное, рассказывали про историю «Вест», – сказал Хирн. – Это наиболее прибыльная газета во всем Южном полушарии. Выходит шесть раз в неделю, кроме воскресенья. Это единственная газета, издающаяся в нашем штате. Прежде у нее были конкуренты, но все они продержались не долго. Так что положа руку на сердце разговор о продаже мы готовы вести лишь в том случае, если ваши предложения покажутся нам исключительно привлекательными.
В таком ключе беседа протекала и дальше – ни одна из сторон карт не раскрывала.
– Есть один вопрос, который очень нас волнует, – сказал Грэм. – Мы многие десятилетия создавали свой имидж – имидж банка, который печется о согражданах. И мы гордимся тем, что не инвестируем средства в компании или даже целые страны, где жестоко эксплуатируют людей или загрязняют окружающую среду.
Грэм снова подлил Джорджине вина. Выглядел он немного смущенным, однако продолжил:
– Ознакомившись с досье «Трибюн», я желал бы заручиться вашими гарантиями по поводу того, что вы не станете увольнять наших сотрудников так же скоропалительно, как сделали это в своих газетах. Профсоюзы издательских и типографских работников здесь исключительно влиятельны, да и руководителям нашего банка совершенно не хочется прослыть покровителями людей, которые ущемляют права трудящихся. Продажа газеты такому новому владельцу может подорвать нашу репутацию.
Джорджина прекрасно понимала, что гарантировать это не в состоянии. «Трибюн», завоевывая новые территории, неизменно проводила политику «выжженной земли». Дуглас считал, что, сокращая число сотрудников, можно сразу резко снизить расходы, а затем – в случае возникновения трудностей – ничего не стоит набрать новых людей, причем на жалованье существенно меньшее, чем у предыдущей команды.
– Я пока не имела возможности ознакомиться со всеми этапами производственного процесса, – уклончиво ответила Джорджина. – Прежде чем судить о численности персонала, желательно получить представление о том, как что функционирует.
– Имя у вашего босса в наших краях играет против него, – с улыбкой заметил Грэм. – Мы, австралийцы, до сих пор с негодованием вспоминаем, как британские генералы отправляли наших парней на войну, словно на бойню. Дуглас Хейг и Йен Дуглас – основные виновники гибели десятков тысяч наших ребят. Использовали их как пушечное мясо. Нет, не любят у нас Дугласов.
Хирн, не желая показаться недипломатичным, перевел беседу в иное русло.
– Что ж, Джорджина, – сказал он, – завтра вы выезжаете в Перт, чтобы ознакомиться с издательским процессом. В последнее время у нас многое изменилось. Мы набрали новую управленческую команду. Вашим сопровождающим будет Стив Хэнсон, новый главный редактор. – Чуть помолчав, Хирн добавил: – Между прочим, если у вас останется немного свободного времени, осмотрите окрестности к югу от города. Винодельческий район возле реки Маргарет пользуется заслуженной славой. И пляжи там великолепные, возможно, лучшие в мире.
– Жаль, – вздохнула Джорджина, – что в Перте я пробуду всего два дня, а потом вылечу в Йоханнесбург, чтобы повидаться с родными. Так что, боюсь, всего увидеть не успею.
Карсон и Дуглас сидели в кабинете последнего и беседовали, когда вошел секретарь компании.
– Присаживайся, Зак, – пригласил Дуглас. – Мы тут с Эндрю как раз обсуждаем предстоящую сделку с Купером. Эндрю – молодчина, здорово потрудился. Купер уже согласился выложить тридцать миллионов фунтов стерлингов, чтобы приобрести сорок пять процентов акций «Геральд». Сам же проект – общее финансирование, издательство, печать и распространение – останется в ведении «Трибюн».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики