ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сам Муса, повидимому, убежден в этом, если отдал приказ о ликвидации своего друга. Однако вполне вероятно, что именно Муса и есть тот самый «крот».
И если Муса или кто-нибудь другой сможет изобразить дело так, будто он был ликвидирован той же самой группой, что действовала в Гааге, ни Шабак, ни кто-либо другой, кто знает о «кроте» в Моссад, не будет проводить внутреннего расследования. Натана же найдут плавающего в амстердамском канале с парой пуль в затылке. Так это, очевидно, было спланировано.
Натан решил подобраться поближе к гостинице, что бы посмотреть, кого послали для его ликвидации. На душе у него было гораздо спокойнее, он знал, каковы планы Моссад в отношении его, но они еще не знали, что он знает. За ним было некоторое преимущество, так сказать, фора.
Он подкрался к углу храма и посмотрел на гостиницу. Вход в вестибюль был совершенно свободен, вся команда спряталась. Он подобрался к пикапу, который стоял чуть поодаль, и стал смотреть через окна. Он искал сигнальщика, который должен предупредить о его приближении и идентифицировать его. Натан решил не двигаться с места, пока не увидит этого сигнальщика. Вдруг он уловил легкое движение, всего в каких-нибудь десяти футах от себя. Он внимательно пригляделся к стройному силуэту, стоявшему у дерева. Девятый номер.
«Какой подонок», — подумал Натан. Из всех грязных и гнусных поступков, совершенных Мусой, это был самый отвратительный. На какой-то миг Натан почув ствовал желание подойти прямо к ней, объяснить, что происходит, и сказать, что они целятся не в ту мишень. Но послушает ли она его? На это не было никаких шансов.
Натан медленно пригнулся за пикапом, укрывшись за его колесами от девятого номера. Даже если она взглянула бы в его сторону, все равно ничего не увидела бы.
— Я заняла свой пост, — произнесла она, видимо, в передатчик.
Прильнув к земле, Натан начал обдумывать план бегства. Он не может здесь долго оставаться. Деревья кое-как укрывают его только до тех пор, пока все внимание девятого номера сосредоточено на гостинице. Как раз в этот момент к главному входу подкатило такси. Зная, что на короткий срок оно отвлечет внимание группы, Натан вышел из-за прикрытия и быстро пошел к воде. У причала был пришвартован небольшой катерок. Еще со времен службы на флоте Натан хорошо знал его движок «меркурий», вероятно, мог бы собрать и разобрать его с закрытыми глазами. Катер был прикрыт брезентом, и, бросив на дно свою сумку, Натан прикрыл этим брезентом движок, чтобы приглушить шум от его работы. Повозившись несколько минут, он дернул заводной шнур, и движок сразу ожил. Когда Натан дал газу, катерок буквально прыгнул вперед. И помчался, оставляя за собой мерцающий след. На этот раз, по крайней мере, он ушел.от своих пресле дователей.
— Зачем ты сообщил ему всю эту информацию? — спросил Марк, когда Муса повесил трубку. — Какая разница, что говоришь мертвецу?
— Он еще не мертвец, — сказал Амир. — И судя по тому, что я о нем слышал, отправить его на тот свет будет нелегко.
— О чем ты говоришь? — вскинулся Муса. — Ведь там твоя группа. Не хочешь ли ты сказать, что они могут не справиться с невооруженным, ни о чем не подозревающим человеком в дружественной стране?
— Страна, может, и дружественная, но, допустим, Натан в последний момент ускользнет. Он же ни о чем не подозревает, — возразил Муса.
— Ты уверен, что мы поступаем правильно? — обеспокоенно сказал Марк. — Ведь он, в конце концов, один из наших лучших разведчиков. И вспомни, Муса, он твой друг. Откуда у тебя такая уверенность, что «крот» это он? Мы с ним даже не поговорили.
— Ничего себе друг. Вонзает мне в спину нож и под водит под уничтожение целую группу. Вы что, дураки или того хуже? Дов тоже был его другом, и что с ним стало? О чем тут говорить. Агент не хотел встречаться с ним с глазу на глаз, потому что у него было фото «крота», и этот «крот» Натан. Поэтому он просил, чтобы при встрече присутствовал другой израильтянин, наверняка не работающий на сирийцев. Итак, назначена вполне безопасная встреча, и кто же остался жив из ее участников, не считая, конечно, Натана?
— А как насчет Нечистой Игры? — спросил Марк.
— Нечистая Игра был ни в чем не виноват перед нами и до последней минуты не знал, где состоится встреча. Он находился под постоянным наблюдением и даже не пробовал связаться с кем-нибудь. Признаюсь, после раз говора с Натаном, когда он был на явочной квартире, я был еще не вполне уверен. Я подозревал, что .этот за сранный агент имеет при себе передатчик, и даже по просил группу, чтоб они его захватили с собой… Так, Амир? — Муса взглянул на Амира, ожидая его подтвер ждения, и тот кивнул.
— Да, верно, — сказал он.
— Но когда наши люди зашли на явочную квартиру за Иланом, — продолжал Муса, — оказалось, что он лежит с простреленной головой. Он единственный, кто видел все, происходившее в ресторане. Натан, должно быть, решил, что он видел что-нибудь такое, чего ему не следовало видеть.
Муса отвернулся от них и стал смот реть в окно, затянутое ночной тьмой.
— Что? — опешил Марк. — Ты ничего не говорил мне об этом.
— Теперь ты знаешь. — Муса повернулся к нему лицом. — Готов биться об заклад, что Натан думает, будто он уничтожил все доказательства и может вернуться и смеяться нам в глаза. Но мы не будет ждать и проводить доскональное расследование. Забудьте об этом. Этот человек мертв. Все кончено.
— А я считаю, что мы должны предоставить ему возможность оправдаться, — сказал Марк. — Мы просто обязаны это сделать.
— Мы ничего не обязаны. Это мое последнее слово. Я больше не хочу говорить об этом, Марк. Тебе понятно?
Да тихо — ответил Марк, — глядя в пол.
— Поверь, это далось мне нелегко, — продолжал Муса. — Он был и моим другом. Мы сделаем все это тихо и чинно, привезем его тело вместе со всеми дру гими, и никто не узнает о его позоре. Таково решение шефа.
— А если он все же скроется?
— Мы найдем его, где бы он ни был, и убьем. Поэтому мы и отправили туда группу «Кидон».
Натан привязал катерок к причалу в нескольких ми лях к востоку от того места, где он его взял. Поднявшись на берег, он оказался на рыбном рынке, который еще толькотолько открывался. Сперва он хотел поехать в аэропорт и первым же рейсом вылететь в Париж, но он не исключил возможности, что первый номер поставил по крайней мере одного из своих людей в Схипхоле, что бы застраховаться от всяких случайностей. Натан знал, что они не посмеют напасть на него в аэропорту, но он предпочитал, чтобы они не знали, куда он направляется. И без того ясно, что они предупредят все специальные отделы в посольствах, поэтому ему надо вести себя очень осторожно.
Он наспех позавтракал в кафе и посмотрел по справочнику, где находится ближайший пункт проката автомашин. Такое агентство было всего в трех кварталах от него, и в восемь часов он зашел туда и взял напрокат автомобиль. На нем он доехал до Роттердама, там пересел на поезд, идущий в Брюссель.
Позвонив Гамилю, он предупредил его, что позднее даст ему необходимые распоряжения.
Никакой слежки он за собой не замечал. С многочисленными задержками он добирался до Парижа почти целый день полтора часа полета от того места, где он был.
Но по-прежнему никаких признаков слежки. Натан доехал на метро до Оперы, там пересел на дру гую линию и сошел в Латур-Мобург. Он прошел к углу Мобург и Сен-Доминик, маленькой улочки, ведущей в большой жилой квартал с высокими узкими домами и крошечными лавчонками. Хотел остановиться в гостинице, где бывал прежде, хотя никто в Моссад об этом не знал.
Гостиница «Эйфелевы сады» помещалась в тупике, который назывался улицей Эмили. Посетителей регистрировали в маленькой комнатке. За ней находился вестибюль, с одной стороны к нему примыкал небольшой внутренний дворик, с другой стороны находились лифт и камера хранения. Здесь подавали только завтрак в маленькой столовой на первом этаже, где могло помес титься не больше двадцати человек.
Натан поднялся в свой номер, чтобы сделать несколько телефонных звонков и переодеться. Увидев свое лицо в зеркале ванной, он понял, что ему обязательно надо побриться. И не только потому, что его внешний вид оставляет желать лучшего, но и потому, что щетина выдает его крайнее душевное и физическое утомление. За эти несколько дней его жизнь драматически изменилась. Некоторые из его лучших друзей мертвы, другие охотятся за ним. А люди, которых он считал худшими врагами, стали его союзниками так он, по крайней мере, надеялся. Усилием воли он взял себя в руки. Время было явно не подходящее, для того чтобы с сокрушением раздумы вать обо всем, что случилось.
Он набрал местный номер и после двух долгих гудков повесил трубку. Затем позвонил еще раз. Почти сразу же отозвался женский голос:
— Да, алло…
— Как поживаешь, моя дорогая?
— Это ты, шери? Ты здесь, в городе?
— Да.
— Когда ты приехал?
Сильный французский акцент только придавал очарования ее хрипловатому голосу.
— Около часа назад. Никто мне не звонил?
— Нет, никто. Мы встретимся с тобой, Натан, или ты здесь проездом?
— Я думаю, что мы сможем встретиться и даже не плохо провести время, только мы не будем выходить в город.
— Париж всегда со мной, — сказала она. — А вот ты нет. Когда мы встретимся?
— Я позвоню. Договорились?
— Договорились. Я буду тебя ждать.
Он знал Селин Рожер более пятнадцати лет. Она работала добровольцем в израильском госпитале, где он выздоравливал после раны, полученной при выполнении особого задания в Ливане. Селин приехала туда в знак протеста против санкций, наложенных ее правительством на Израиль после войны 1967 года.
Натан был еще не женат в то время, а в ней бурлила молодая кровь. «Я была как водоворот», говорила она впоследствии. Несколько лет они не виделись. Но потом случайно встретились в Париже. Он уже работал в Моссад, а она училась в медицинской школе. С того времени он всегда встречался с ней, когда бывал в Париже, но никогда никому об этом не говорил. И теперь был очень рад этому. Именно телефонный номер Селин он и дал Надин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики